Абиссиния это какая страна сейчас
Перейти к содержимому

Абиссиния это какая страна сейчас

  • автор:

Абиссиния, царь Соломон, царица Савская…

6 апреля в Кубанском госуниверситете прошло собрание Краснодарского краевого отделения Русского географического общества, на котором заместитель председателя Отделения, доктор географических наук, профессор Юрий Ефремов выступил с докладом «Абиссиния, царь Соломон, царица Савская и Эфиопия. Мифы и реальность»

Юрий Васильевич рассказал об итогах своей поездки в Африку, где он принимал участие в Международной конференции «Геоморфология и адаптация человеческой деятельности к тропической окружающей среде.

…Между берегом буйного Красного Моря

И Суданским таинственным лесом видна,

Разметавшись среди четырех плоскогорий,

С отдыхающей львицею схожа, страна.

Начав свое выступление со стихов Николая Гумилева, Ю.В. Ефремов сразу увлёк присутствующих рассказом о географических и культурных особенностях африканской страны.

Эфиопия расположена на абсолютных высотах, свыше 1500 м. Одно из четырёх плоскогорий, между которыми «разметалась» страна – это Эфиопское нагорье, высота которого составляет около 3 000-3 500 метров над уровнем моря. Вершины северо-западного района превышают 4 000 метров над уровнем моря, а самые высокие из них – это горы Рас-Дашэн (4620 м) и Тало (4413 м), вблизи озера Тана. Есть горы и на северо-западе страны – Сомалийское нагорье.

Более 50 % жителей Эфиопии исповедуют христианскую веру. Эфиопия — единственная традиционно христианская африканская страна. Огромное количество церквей, которые по набору обрядов относятся к ортодоксальным, способно поразить путешественников. В 1990 году в стране насчитывалось 20 тысяч церквей и монастырей, прихожанами которых являлось около 45% населения страны. Сегодня как минимум одна, а чаще несколько церквей есть в каждой даже небольшой общине. При этом службы в каждой из них проводят три священника и несколько юношей-диаконов. При кафедральном соборе может состоять до нескольких сотен священнослужителей.

Эфиопия – государство, живущее по локальному времени – от восхода до захода солнца. 6 утра принимается за нулевую точку отсчета. В стране действует и собственный календарь – в году жителей Эфиопии 13 месяцев. Сейчас на всех официальных документах в стране стоит 2001 год. Новый год в стране наступает 12 сентября.

Эфиопия – страна вечного лета, и при этом весьма комфортного. Поскольку большая часть страны расположена на высотах 2 000 – 3 000 метров над уровнем моря, температура воздуха днем не превышает 25 градусов. В ночные часы воздух охлаждается до 10-15 выше нуля.

Одна из знаменитых эфиопских легенд повествует о происхождении абиссинской царской династии от Соломона и царицы Савской, чей визит в Иерусалим описан в Библии. Хотя историческое существование царицы не доказано, её образ оказал значительное влияние на фольклор и литературу многих народов Европы, Северной Африки и Ближнего Востока.

Свой рассказ о культуре, традициях, истории и природе Эфиопии Юрий Ефремов закончил, призывом обязательно найти возможность и побывать в этой удивительной стране.

Интересные факты об Эфиопии:

  • Первому письменному упоминанию об Эфиопии — пять тысяч лет. В прошлом ее называли Абиссинией.
  • Эфиопия – это единственная в Африке страна, где письменность возникла самостоятельно. Во все остальные страны Африки письменность пришла с завоевателями.
  • По легендам, царская династия в Эфиопии начинается с еврейского царя Соломона и царицы Савской
  • Предок Пушкина Абрам Петрович Ганнибал, по одной из версий, был родом из Эфиопии и, по его утверждениям, принадлежал к княжескому роду. Если этот род, что вполне допустимо, имел какие-либо брачные связи с правящей династией, то «кровь царицы Савской и Соломона» текла и в жилах Пушкина.
  • Эфиопия – это родина кофе. Впервые это растение обнаружил пастух в провинции Каффа, название которой и дало имя растению. Кофе в Эфиопии растёт на высотах от 1100 до 2000 метров над уровнем моря при среднегодовой температуре до +25º С. Его зерна собирают почти полгода – с августа по январь.
  • В Эфиопии найдены останки самого древнего предка человека — Люси. По мнению учёных, она жила более 3 миллионов лет назад
  • Эфиопия — единственная страна Африки, которая никогда не была колонией. Страну пыталась завоевать Италия, но ей это не удалось.

Абиссиния. Еврейское царство

Почему журнал «Восход» в 1897 г. утверждал, что евреи – владыки Абиссинии (Эфиопии)? Почему негус Менелик считался отпрыском израильского царя? Кто такой «Гр. Л.», что писали караимы России евреям Эфиопии и как вышло, что казаки защищали потомков Соломона? Рассказывает историк и журналист Ян Топоровский.

В 1897 году в журнале «Восход», который выходил в Петербурге, появилась статья за подписью Гр. Л. Называлась: «Израиль в стране негуса» – и посвящена была весьма далекой от Российской империи стране: Абиссинии (Эфиопии), вернее, жизни и культуре ее евреев.

Обратим внимание, что Гр. Л. сразу же предупреждает: это выдержки из статьи Жегана Судана, которую некий французский журнал в том же 1897 году опубликовал, а обозрение «Revue des Revues» – перепечатало, ну а он, Гр. Л., взял наиболее интересные отрывки и опубликовал в русском «Восходе». Вот такая запутанная история. Путаницы добавляет и тайна имени русского автора под псевдонимом «Гр. Л.».

«Израиль в стране негуса» (фрагмент)

Никто в Европе не знает, что евреи являются полновластными владыками Абиссинии. А между тем уже в продолжение почти 3000 лет они управляют ею, пополняя собой ряды духовных и светских властей. Епископы-меченосцы, воинственные аббаты, знатные владельцы леннов, почти без исключения все духовные и светские бароны этого теократически-феодального государства, своей пышностью живо напоминающего средневековую Византию, принадлежат к благородному эфиопскому племени, которое, как официально признается, согласно историческим данным, происходит от 12 колен избранного народа, около 400 000 евреев чистой крови образуют класс, управляющий 14 миллионами нубийцев, галассов, греков, арабов, черных и семитов разных племен, которые составляют смешанный народ, прозванный ругательным словом «абеш» (сброд).

«Летописи этой страны, – пишет португальский иезуит, вернувшийся оттуда в 1710 году, – дают длинный список царей и цариц, предшествовавших знаменитой Македа, или Никола, названной в Святом Писании царицей Саба. Эта царица, в мудрости не уступавшая величайшим государям, пожелала лично познакомиться с Соломоном, о котором она слыхала чудесные рассказы. Она отправилась к нему с дарами в XX год своего царствования и в 2779 год от Сотворения мира. Она имела от него сына, которого родила на возвратном пути, и дала ему имя Менелик, т. е. «другой я». Арабские историки, столь враждебно относящиеся к эфиопам, подтверждают это национальное предание, но они производят имя Менелик от ebnalek – «сын мудреца».

Как бы там ни было, Менелик был послан матерью в Иерусалим, где по велению Соломона получил тщательное воспитание – сперва в Храме, а затем при дворе могущественного еврейского монарха. После этого Соломон отпустил его, дав ему в спутники 12 000 молодых людей, выбранных из числа самых красивых, ловких и мужественных всех 12 колен, в начальники этой свиты он назначил Цадока, сына Азарии. Кроме того, он послал с ним собрание мудрых и благочестивых раввинов с тем, чтобы помочь ему основать правление Эфиопии согласно Моисееву законодательству. Тогда-то эта древняя страна, быть может, получившая первые начала своих верований от индийских браминов, страна, в которой египетские жрецы отправлялись в продолжение столетий за посвящением в таинства теократической философии, окончательно отказалась от своего символического поклонения Солнцу и звездам и приняла откровение единого Бога. Что касается 12 000 израильтян, прибывших с Менеликом, то они сделались родоначальниками 400 000 евреев, составляющих касту голубой крови в Эфиопии 1897 года. Менелик же, наследовавший своей матери, начал собою династию Амис, потомков Соломона, императоров, или негусов Абиссинии.

Абиссинские летописи и арабские хроники дают весьма подробный перечень этих государей, к имени которых в продолжении всей истории прибавлялся славный эпитет «сын семени Соломона». Воспоминание о еврейском переселении времен царицы Македы, сохранилось до наших дней; оно не ограничивается только горделивой претензией негусов на славное происхождение – это всеобщее предание, распространенное далеко вглубь Африки. Один негр, купленный крупным французским негоциантом Хартума, хвастал своей принадлежностью к еврейскому вероисповеданию и тем, что он-де происходит от черного невольника царицы Саба.
Библейская Иудея имела многочисленные сношения с Африкой. Во времена Соломона Эфиопия простиралась не только вдоль восточного берега Африки, но и по западному берегу Аравии, заключая таким образом в своих пределах Чермное море, по которому плавали иудейские судна по следам великих мореплавателей Тира и Сидона. Они доставляли двору иудейского царя аравийские пряности, золото, слоновую кость из Судана, жемчуг из Офира или Цейлона; быть может, они даже доплывали до Индии.

Вероятно, много эмигрантов из Иудеи были привлечены в Новую Иудею, основанную в Африке, и наоборот – велика была привлекательность Иерусалима для знатных (жителей) Эфиопии. Сион… навсегда сохранил свое божественное очарование для них. Их сыновья отправлялись в Иерусалим доканчивать свое образование, подобно тому, как молодые римские патриции отправлялись с этой целью в Афины. Паломничество в Святой храм Соломона получило одновременно и национальное, и религиозное значение.

Помимо этого, двойного, непрерывного течения между старой и новой Иудеей эфиопские летописи упоминают две большие эмиграции Израиля в Африку: первая после взятия Иерусалима Навуходоносором во времена первого Вавилонского пленения, вторая, почти столь же значительная, — во времена Салмонасара. Наконец, когда римские легионы Веспасиана и Тита окончательно разрушили град Иерусалим, совершился третий исход евреев в Эфиопию. Все оставшиеся на развалинах Храма непримиримые патриоты вошли в состав этой последней колонии, однако она не так легко, как ее предшественницы, растворилась в массе эфиопского племени. Изгнанники были радушно приняты своими африканскими собратьями и поселились предпочтительно в горах Самена. Интересно отметить, что они остались чуждыми движению, которое превратило африканскую Иудею в христианское государство.

Христианские негусы высказывали к искавшим у них защиты редкую терпимость и никогда не пытались заставить евреев Самена принять христианскую веру, между тем как с этой целью даже вели войну против галласов. Евреям были предоставлены для жительства целые города, как в Древней Иудее. Еще в настоящее время, 1800 лет спустя после этих событий, в области Самена можно видеть гетто, установленное иудеями для иудеев – непосредственных потомков эмигрантов, бежавших от последнего поражения, от гнева Б-жьего. Они одни во всем государстве освобождены от воинской повинности. До сих пор носят они характерное название «фалаши» – «изгнанники». Замечательно также и то, что они вовсе не занимаются торговлей в противоположность своим единоверцам других стран. Им предоставлена мало завидная привилегия преимущественно обрабатывать железо в стране, где кузнец слывет за кудесника, оборотня, за человека, имеющего сношения с нечистой силой.

Итак, все новые прибавления еврейской крови укрепили преобладание евреев над всей разнообразной массой местных народов и племен настолько, что… Эфиопия сделалась окончательно африканской Иудеей, могущественным цивилизованным государством еврейской религии, нравов и учреждений, незыблемо утвердившихся в недоступной для нападений африканской Швейцарии, управляемой независимой духовной и светской аристократией, с первосвященником и царем-негусом во главе – все это в то время, когда метрополия, библейская Иудея, подпала под владычество римлян. Нечто подобное произошло в Канаде, созидающей американскую Францию по ту сторону океана, вдали от Франции Ватерлоо и Седана.

Кто же такой Гр. Л.?

Автор русской версии, скрывающийся под псевдонимом «Гр. Л.», вынес свое имя в начало статьи. Возможно, так было принято в конце XIX века? Но дело не в том, где указана фамилия – в начале текста или в конце. Важнее, кто скрывается под псевдонимом «Гр. Л.»? Такой псевдоним использовали два русских писателя XIX века: Граве Леонид Григорьевич и Грановский Лев Борисович.

Леонид Григорьевич Граве, дворянского сословия, по образованию – юрист, известен как поэт и переводчик. Знал несколько иностранных языков, обладал широкими познаниями в области истории и литературы. Умер в 1891 году – задолго до появления статьи «Израиль в стране негуса».

Грановский Лев Борисович. Его имя, как и Граве Л. Г., внесено в «Словарь псевдонимов писателей, ученых и общественных деятелей» (4 т. – Т.1 – М.,1956. – С. 278). Граве и Грановский печатались в периодических изданиях российской империи. Но если тексты Граве, можно обнаружить в «Отечественных записках» (№ 5, 1869), то материалы Грановского разбросаны по периодической печати России. Хотя его исследования как врача, связанные с проблемами гигиены и санитария, выходили отдельными изданиями.

Грановский родился в 1878 году (умер – в 1954) – его жизнь и творчество накладываются на время появления статьи Жеган Судана в «Revue des Revues» (журнал ежемесячно обозревал статьи, вышедшие в различных журналах), и отклика в «Восходе» под псевдонимом «Гр. Л.». Отметим, что

Грановский владел многими европейскими языками. Он слушал лекции в Харьковском университете, а после участия в «студенческих волнениях» и исключения из университета продолжил обучение в Женевском (лекции велись на французском), Гейдельбергском и Берлинском университетах. Потомки Грановского, проживающие в России и в Израиле, случайно узнали, что в Горьковской областной библиотеке, в отделе редких книг и рукописей, хранится личная библиотека их прадеда, и на каждом экземпляре – печать: «Посмертный дар Горьковской областной библиотеке им. В. И. Ленина. Из книг проф. Л. Б. Грановского. 1878–1954».

Возможно, среди них сохранился и номер «Восхода», в котором есть перевод статьи Ж. Судана «Израиль в стране негуса»? Быть может, Л. Б. Грановский и есть – «Гр. Л.»? Доподлинно известно, что Лев Борисович – автор более ста печатных работ, опубликованных на русском и других языках и, как утверждает Ушакова Г.А., зав сектором специальных коллекций отдела редких книг и рукописей НГОУНБ (Нижегородская областная универсальная научная библиотека) он редактировал ряд санитарно-гигиенических журналов в России и журнал «Archiv fьr Soziale Hygiene und Demographie», выходивший до Первой мировой войны в Лейпциге.

Лев Грановский – меньшевик, участник Второго Всероссийского съезда врачей, в 1908-1917, санитарный врач московской городской управы. Арестован 28 июня 1922 года, выслан в Оренбургскую губернию. По окончанию ссылки лишен права проживания во всех губернских городах России. Реабилитирован 3 декабря 1997 года.

Был он автором «Израиля в стране негуса» или нет, но в других его публикациях еврейская темы не прослеживается. Возможно, она его не интересовала, но существует деталь, которая говорит об обратном: еврейство жило в нем всю жизнь. Известно, что Грановский завещал свои книги – 16 тысяч томов – Горьковской библиотеке, а вот небольшую вещицу, бронзовый семисвечник, имевший, видимо, ценность лично для него, оставил у себя как семейную реликвию и передал по наследству. И он по сей день хранится у внучки профессора.

«Израиль в стране негуса» (фрагмент)

«Впервые христианство появилось в Эфиопии 35 лет спустя после Р. Хр. Оно было введено евнухом и казначеем царствовавшей тогда там царицы Кандас из рода Соломонова. Вскоре вся Эфиопия была обращена в христианство, причем все то из Моисеева закона, что не было отменено законом Христа, было сохранено. Эфиопия находилась под сильным влиянием Византии, много обычаев которой перешли к ней и до сих пор сохраняются. В течение Средних веков ей приходилось защищаться в своих неприступных скалах от нападений арабов, против которых она устояла, сохранив свою связь с Александрией, от патриархов которой получала первосвященников, и с Иерусалимом, куда не переставали отправляться в двойное паломничество – к гробу Господню и к развалинам Храма. В течение Средних веков Эфиопия не прерывала окончательно сношений с Европой. По временам она просила помощи против теснивших ее арабов, и однажды 10 000 португальцев, пришедших ей на помощь под предводительством Стефана де Гама, остались там, положив начало арийско-христианской знати.

С разделением церквей естественно, что Эфиопия осталась за восточной церковью. Религия, правление, национальные учреждения Абиссинии составляют прочное соединение, странную амальгаму двух цивилизаций, двух обществ, двух законов – закона Моисеева и христианского.

Крещение совершается в Абиссинии на 40-й день от рождения, а обрезание на тридцатый. Крещение производится погружением в воду по формуле Иоанна Крестителя; причастие принимается под обоими видами; при обязательном пасхальном причащении в семейном кругу закалывается баран по древнееврейскому обычаю…

Как израильские цари, негус созывает и председательствует в синоде.

Фалаша пишут письмо в Иерусалим

Известно, что абиссинские евреи пытались наладить связь с миром. Во второй трети XIX века фалаша направили письмо в Иерусалим. Они интересовались у «первосвященника», когда наступит «час избавления Израиля» (видимо, имели в виду приход Мессии) и они со всем иудейским народом обретут свободу. Получив письмо из Абиссинии (через Самуэля Гобата, протестантского епископа Иерусалима, который дважды посещал Эфиопию), евреи Иерусалима положили послание под сукно, посчитав, что абиссинские евреи – это караимы. Но самое интересное, что фалаша вскоре все-таки получили весточку, правда, из другой страны – России.

«Израиль в стране негуса» (фрагмент)

Церковь, соединяя элементы христианского и ветхозаветного храма, походит на русскую. Служба происходит на гезском языке; этот мертвый язык священных книг, литургии, а также и официальный язык государственных указов. Он представляет смешение халдейского и древнееврейского библейского языка. Буквы очень походят на еврейские, но благодаря порче, весьма ярко символизирующей европеизированную Иудею, какою является Эфиопия, гезский язык пишется подобно европейским языкам слева направо. Во время службы священники надевают богатые ризы и древние венцы – дары негусов. Музыка Давидовых псалмов (с текстом на гезском языке) напоминает своим восточным минорным мотивом те мелодии, которые можно услышать без значительных перемен в синагогах Парижа, Лондона, Константинополя, Александрии и Иерусалима.

Особый оркестр аккомпанирует певчим-левитам, он состоит из амбилас – еврейских флейт, звук которых походит на сладкое жужжание пчел около сот, арфы дщери Сиона, плакавшей на берегах Вавилонских во времена пленения, библейских кимвалов и однообразно гудящего тамбурина (нагарит).

Не одни эти музыкальные древнееврейские инструменты сохранились у абиссинцев, сохранился и систр – серебряный треугольник, увешанный звенящими погремушками, которым порывисто потрясает один из священников, исполняя священный Давидов танец перед кивотом Завета, который, по преданию, находится у абиссинцев. Они показывают его народу во время торжественных церемоний – это ящик, шкатулка, рака, покрытая фиолетовым бархатным покрывалом и изукрашенная филигранной работы драгоценностями.

Двойной ряд роскошно одетых в эпитрахии и ризы прелатов носят ее на руках, кругом их стража из священников-музыкантов, играющих на нагарит, амбилтас, арфах, со священным гамом подвигается вперед при звуках мелекетес – длинных труб, похожих на те трубы, изображения которых можно видеть на гравюрах, имеющих сюжетом падение стен Иерихонских. Наконец, во главе кортежа меж дымящихся кадильниц, под падающей дождем освященной водой, играющий на систре пляшет, пятясь, свой причудливый танец. Этот-то и выдается за табот, кивот Завета, сохранившийся 3000 лет и доныне сохраняемый в таинстве святилища Аксума – священного города.

Копия ли то кивота? О, нет… Это и есть самый настоящий кивот, построенный Моисеем по приказанию Б-га. Согласно преданиям, Менелик, сын царицы Македы, вынул его из Иерусалимского храма, предварительно велев заготовить копию, которую и оставил на месте Святой Святых, а оригинал отвез к себе в Эфиопию. Более скептические абиссинские историки прибавляют к этому, что существует и другая версия – именно будто кивот был спасен во время пожара Храма и тайно отвезен верными левитами в Абиссинию.

Караимы Петербурга пытаются связаться с фалаша

В Петербурге узнали о существовании евреев Абиссинии, которых иерусалимская община евреев отнесла к караимам. И тогда караимы северной столицы Российской империи, о которых до сих пор идут научные споры: иудеи они или хазары? родственна ли их религия иудаизму? откуда у них знания древнееврейского языка, используемого ими «в деловой переписке, научных трудах, литургии и надгробных эпитафиях». Впрочем, оставим эти вопросы ученым. А сами обратим внимание на то, что за два года до появления статьи «Израиль в стране негуса» и его перевода в «Восходе» караимы Петербурга отправили письмо в Абиссинию. Вернее, к живущим там фалаша. В письме петербуржцы рассказывали о себе и в свою очередь интересовались фалаша: кто они да что, и откуда? И что интересно, послание было отправлено через российского дипломата К. Леонтьева.

Константин Николаевич Леонтьев – врач, дипломат, философ, писатель, мыслитель.

Константин Леонтьев

Константин Леонтьев

Он служил (1863) в аппарате Министерства иностранных дел Российской империи. А затем получил назначение на должность драгомана (переводчика) русского консульства на острове Крит. Здесь, он написал «Очерки Крита», повести «Хризо», «Хамид и Маноли» и т.д. А далее он служил России в должности консула в Адрианополе, потом вице–консулом в Тульче…
Этот государственный человек взялся передать письмо российских подданных подданным абиссинского негуса (императора). К большому сожалению, оно не дошло до фалаша. Бушевала итало-абиссинская (1895-96) война. Караимы России опять попытались связаться с фалаша – теперь через коптского патриарха в Египте, однако ответ затерялся.

«Израиль в стране негуса» (фрагмент)

Много и других воспоминаний связывает Абиссинию с древней Иудеей. Как в библейские времена, постящиеся воздерживаются от пищи до захода Солнца. Сохранились некоторые похоронные обряды древних иудеев: пред совершением христианских обрядов тело подвергается омовению, священники носят его – и так быстро, что трудно поспевать за ними. Скорбь выражается, как в древности, стонами наемниц и похоронными барабанами, как на похоронах дочери Яира. Близкие разрывают на себе одежду, бреют голову, которую посыпают пеплом и песком. Узнав о смерти близкого человека, бросаются наземь с такой силою, что иной раз убиваются насмерть.

Согласно Моисееву закону, абиссинцы воздерживаются от свинины. Подобно еврейскому резнику, абиссинский также поворачивает голову закалываемого животного к Иерусалиму.

На исповеди, часто публичной, исповедующийся подвергается всенародно ударам. Иногда священник обходит молящихся, воскуривая фимиам. Народ в один голос заявляет: «Я согрешил», затем приводят барана к паперти, священник дает всеобщее отпущение грехов, а барана зарезают – и в этом слышится отголосок предания о козле отпущения грехов Израиля.

Кодекс законов, которыми управляется Эфиопия, носит на себе следы и христианских, и еврейских влияний. Это смешение Юстинианова и Моисеева законодательств. В нем сохранен принцип возмездия, как, впрочем, и право возмещения в известных случаях. Де-юре сохранилось, хотя де-факто вышло из употребления наказание побиением каменьями за прелюбодеяние.

Браки заключаются в очень молодом возрасте: мальчикам иногда всего 12 лет, девочкам едва 10, развод допускается в случае нарушения супружеской верности.

Смешение еврейских элементов с христианскими проявляется как в одежде и прическе, так и в вооружении. Еще недавно существовал отряд пращников, только в последние года замененный стрелками. Наряду с широкими мечами с крестообразной рукояткой абиссинцы носят также серпообразные сабли, которыми можно поразить врага в верхнюю часть спины или шею, позади древнего еврейского щита. Но что наиболее напоминает евреев – это черты лица, как мужчин, так и женщин: волосы, нос, губы, глаза. Впрочем, они более похожи на черты тех чисто семитических рас, представители которых часто еще встречаются в Аравии и Палестине, чем на видоизмененные уже черты вырождающегося населения гетто.

Сочетание христианского и еврейского проявляется даже в географических названиях, заимствованных из Ветхого и Нового Заветов. Сами абиссинцы называют себя «евреями – сынами Марии».

Как казаки защищали потомков царя Соломона

Знал ли негус-император, как настойчиво поданные Российской империи пытаются наладить связи со своими единоверцами? И в этом им помогали государевы люди: дипломаты, философы, просветители, писатели… Император – в миру Сахле Мариам – при коронации-инаугурации (1889) подчеркнул на ней свое соломоново происхождение и взял имя – Менелик II, тем самым указав, что он является продолжателем дел и веры императора Менелика I. (Напомню, абиссинские летописи и арабские хроники утверждают, что Менелик I – сын царя Соломона).

С первых дней правления Менелик II устанавливает добрые отношения с Российской империей. Принимает от России помощь… В Абиссинию направлены дипломаты В. Машков (Виктор Федорович Машков – военный и политический деятель, исследователь Эфиопии, первое официальное лицо России, посетившее Абиссинию), офицер Н. Леонтьев (есаул Кубанского казачьего войска), А. К. Булатович (Александр Булатович – военный советник Менелика II), офицер, поэт Н. Гумилев, сотни добровольцев-казаков и другие русские люди, которые помогали «царю всех царей» отстаивать независимость Эфиопии вплоть до Первой мировой войны.
Необычен и следующий факт: впервые в истории казачества – оно выступило не организатором еврейских погромов, а защитником Менелика и его подданных – потомков Соломона.

«Израиль в стране негуса» (фрагмент)

Перед входом в царский дворец находится растение, встречающееся только в Абиссинии, – колкоал. На вершине зеленой, длинной, прямой, как колонна, ветви симметрично расходятся в сторону. Горизонтальные отростки, внезапно загибающиеся вниз, а затем вновь поднимающиеся наверх – наподобие семисвечного канделябра. На каждой оконечности распускается красный, как пламень, цветок на высоте от 15 до 20 футов от земли. Ботаники называют это растение «кактус канделабра». По-видимому, даже растение вырастают там по законам Талмуда.

Очень простым средством Моисей воспрепятствовал чрезмерному обогащению отдельных личностей, именно – установлением юбилея. Еврейско-христианская организация Абиссинии сохранила подобие этого учреждения. По смерти феодального владельца две трети его владений поступают в распоряжение негуса, который имеет право раздать их по своему усмотрению наиболее достойным.

Два символа прекрасно воплощают двойственность Абиссинии. Во-первых, печать негусов, на одной стороне, которой выгравированы посреди круга крест и надпись на гезском языке «Св. Богородица», а на другой – лев Иехуды, держащий в деснице державу с крестом, вокруг чего выгравировано имя негуса – «Царя Израиля». А во-вторых, знак ордена Эфиопии – массивный железный крест магической формы Соломоновой печати, всемогущего талисмана еврейских каббалистов, священный амулет арабских легенд, подчиняющий себе гениев воздуха и земли, воды и неба, божественного знака, управляющего духами звезд и руководящего Кисмет – восточным роком. Каждая ветвь этого знака состоит из ряда равных разнообразно расположенных треугольников. Этот орден еврейского рыцарства и одновременно самого старинного христианского носится на светлой-голубой ленте.

Гумилев о Менелике

Существуют дневники атамана Петра Краснова «Казаки в Африке», над которыми он работал в деревне Николаевка (1899).

Возможно, это самое первое документальное подтверждение, как Россия помогла императору Абиссинии Менелику II отстоять независимость страны. Но одно дело – свидетельства военного человека, другое – поэта Николая Гумилева.

И если атаман описывает абиссинские события с точки зрения военного, то поэт в своем рассказе («Умер ли Менелик?» (1914) рассказывает о тех же событиях, но с точки зрения русской души: «…Несколько недель тому назад я опять прочел в газетах, что Менелик умер, а на другой же день — опровержение этого слуха (…). Итак, жив ли Менелик, или нет? По-моему – жив, потому что жива лучшая его часть – могучая и сплоченная Абиссиния, такая, какою он ее создал. Когда будет окончательно сказано, что он умер, он действительно умрет с независимостью Абиссинии, символом которой он являлся. Об его предке, царе Соломоне, рассказывают, что он заставил духов строить храм и, почувствовав приближение смерти, приказал привязать свое тело к трону, чтобы духи не заметили, что он мертв, и продолжали свою работу. То же самое повторилось и в наши дни…».

Менелик II

Менелик II

Историческая справка

«Первые фалаша стали селиться в Эрец-Исраэль в 1934 году. Заметная алия эфиопских евреев началась в 1960-е годы. В 1973 году верховный раввин Израиля Овадия Йосеф признал фалаша евреями, потомками колена Дана. В 1984 году была произведена операция «Моисей». а в 1991 – операция «Соломон» по репатриации эфиопских евреев в Израиль. С 1993 года в Израиль перебираются и фалашмура, эфиопские евреи, обращенные некогда в христианство. На 2017 год численность эфиопских евреев в Израиле составила 148 700 человек.

Алия фалаша. 2011 г.

Алия фалаша. 2011 г.

Ян Топоровский (Израиль)

11 слов, помогающих понять эфиопскую культуру

Почему ремесленников в Эфиопии считают колдунами и оборотнями, можно ли танцевать без песни и наоборот и что общего у похода за водой и сплетен?

В этом году в Институте классического Востока и античности НИУ ВШЭ впервые открыт набор на новую бакалаврскую программу «Эфиопия и арабский мир». Чтобы помочь будущим студентам определиться с выбором, Arzamas попросил академи­ческого руководителя программы Марию Булах рассказать о культуре Эфиопии через ее основные понятия

1. Ынджэра (ənǧära)

Ынджэра — это эфиопский хлеб. Впрочем, на вид это не совсем хлеб, а скорее гигант­ские блины сероватого оттенка (чем светлее, тем лучше качес­тво), рых­лые и неслад­кие, со специфическим кис­ловатым привкусом. Мука для ынджэ­ры должна быть из тефа (ṭef), особого злака, растущего толь­ко в пло­до­­родных районах Эфиопского нагорья. Но иногда используют и другие злаки, чаще всего сорго.

Большой блин ынджэры расстилается на круглом блюде под названием гэбэта (gäbäta), сверху вык­ладывают мясо, рис, вареные овощи, творог — словом, все что угодно. Потом ынджэру скручи­вают, отрывают от нее куски, подбирают ей на­чинку, макают в со­ус и отправляют в рот. Есть в одиночку не принято, любая трапе­за — от скромного перекуса до роскош­ного пиршест­ва — это собра­ние людей вокруг гэбэты. Супруги или влюблен­ные часто кладут кусочки ынд­жэры друг другу в рот, проявляя таким образом особую нежность и заботу Обычай этот настолько популярен, что сейчас в рамках борьбы с коронавирусом, наряду с призывами не жать друг другу руки и не це­ловаться, распространяются рекомен­да­ции: «Не кормите друг друга из рук!» (Attəggoraräsu!). . Такой кусочек называется гурша (gurša, от глагола gorräsä, «класть пищу в рот»). Кстати, именно это слово в совре­мен­ной Эфиопии обозначает «чаевые».

Конечно же, читая «Отче наш» на амхарском языке, эфиопы-христиане просят о насущной ынджэре. Человека в поисках заработка назы­вают ənǧära fällagi — «искатель ынджэры». «Давать ынджэру» — значит «вскармливать, давать пропитание». Поэтому мачеха называется «мать ынджэры», а отчим — «отец ынджэры». Наконец, ынджэра — самое приятное, что можно себе предста­вить, — о добром, мягком человеке могут сказать: «У него характер — это просто ынджэра».

Послушайте, как Мария Булах рассказывает про хунту, хлеб и шнурок, повязываемый при крещении
Аудиоверсия «Слов культур» в «Радио Arzamas»

2. Фэрэндж (färänǧ)

Фэрэнджи — это мы с вами. Любой человек с более или менее светлым оттен­ком кожи, оказавшись в Эфиопии, тут же превращается в фэрэнджа. Детишки, бегущие за вами по улице Аддис-Абебы, или Лалибэлы, или любого другого города или деревни, будут кричать: «Фэрэндж, фэрэндж!» — и попыта­ются ухватить вас за руку, ведь потрогать фэрэнджа считается хорошей приметой.

Фэрэнджи — люди чужие и непонятные. Так не назовут ни африканца из сосед­ней или дальней страны, ни араба, ни даже индийца. Отношение к фэрэнджам двойственное. Фэрэндж — это ис­точник денег, а потому объект пристального и часто назойливого внимания. Вместе с тем, фэрэндж, хотя и пользуется уваже­нием, но также вызывает подозрение: а что, если он не просто любо­пыт­ный турист, а приехал с корыстной целью? И конечно, фэрэнджу не скрыться в этой стране, не притвориться местным. Как бы прек­расно он ни говорил или на других языках Эфиопии, он все равно останется фэрэн­джем — непонятным, непохожим, странным.

Это слово, впрочем, можно услышать не только в Эфиопии: в различных вариантах оно исполь­зуется и в других странах Африки, и в ряде араб­ских стран, и в Индии. Оно восходит к этнониму «франк», пришедшему через араб­ский язык (ʔifranǧ). Изначально словом «фэрэндж» в Эфи­опии называли католиков, а позже и протес­тантов. Сегодня эти религиозные ассоциации отошли на вто­рой план (скажем, в эфиопской диас­поре в Израиле этим словом называют коренных израильтян). Так что в современ­ном амхар­ском есть не только выражение yäfäränǧ gänna, «католи­ческое Рождество» (буквально «Рождество фэрэнджа»), но и yäfäränǧ addis amät, «европейский Новый год» (букваль­но «Новый год фэрэнджа»). Первое проти­вопоставлено эфиоп­скому Рождеству gänna (из греческого γέννα), которое празднуется, как и полагается правос­лавному Рождеству, 7 января. Второе — эфиопско­му празднику Нового года, отмечаемому 11 сен­тяб­ря.

А еще слово «фэрэндж» появляется в назва­ниях некоторых заморских расте­ний, полу­чивших распространение в Эфиопии лишь в недавнее время. Скажем, огурец называется yäfäränǧ duba («тыква фэрэнджа»).

3. Хабэша (habäša)

Так многие эфиопы называют свой народ — то есть христиан, населяющих Эфиопское нагорье и говорящих на семитских языках, амхарском и тигринья. И амхарцы, и тиг­ринья могут говорить о себе как о хабэша (тигринья ḥabäša, амхарский habäša или abäša). Это слово также в ходу у эфиопов, находящихся вдали от ро­дины, и сейчас во многих городах Европы можно увидеть кафе под названием «Хабэша-бар» или в этом роде. С одной стороны, слово «хабэша» может противопоставляться слову «фэрэндж». Но с другой стороны, в самой Эфио­пии оно относится лишь к части населения — это христиане, живущие в центральных регионах.

Слово «хабэша», как и «фэрэндж», , пришло в современные языки Эфиопии из араб­ского, где традиционное название Эфиопии — al-Ḥabaša. Арабское слово восходит к древнему наз­ва­нию племени или народа, засвиде­тельство­ван­ному уже в первом тысячелетии в памят­никах на территории Юж­ной Аравии (а также в самой Эфиопии, где, однако, это слово не прижилось). В Средние века название al-Ḥabaša из арабского языка заново проникло в Эфио­пию. Это же арабское слово явилось источником для европейского названия Абиссиния, под которым Эфи­опия была известна до XX века. Так называл Эфи­опию Николай Гумилев и в своей поэзии («Абис­синские песни»), и в путевых замет­ках, сделанных во время нескольких экспедиций в эту страну.

В течение XX века слово «Абиссиния» постепенно вышло из употребления: и в конституции 1931 года, и в междуна­родной политике стало использоваться название «Эфиопия» как официальное наименование страны. Сегодня в Эфио­пии слово «Абиссиния» можно встретить в названии старейшего банка страны Bank of Abyssinia или в популярной песне наци­ональной поп-звезды Теводроса Кассахуна, или Тедди Афро, «Эфиопия, Абиссиния…».

другие слова других культур
12 филиппинских слов
Безграничная благодарность и умение избегать конфликтов
11 персидских слов
Добрая репутация, продажа мудрости и показное умствование
12 итальянских слов
Локальный патриотизм, «убийца кофе» и «человек с тремя ноздрями»

4. Итиопьявиннэт (Ityoṗyawinnät)

Эфиопство (ʔityoṗyawinnät, образовано от слова ʔityoṗyawi — «эфиоп») означает равенство всех граждан на государственном уровне. Чтобы по­нять почему, обратимся к истории слова «Эфи­опия». Название Эфиопия так же старо, как и Абиссиния, но всегда было гораздо шире. Изначально оно вовсе не было привязано к тер­риториям Африканского Рога: в греческом языке αἰθίοψ («эфиоп») буквально значит «обожжен­ноликий, (человек) с обожженным лицом» (от αἴθω, αἴθομαι, «обжигать», ὄψ, «внешний вид, лицо»), а Aἰθιοπία — «страна людей с обожжен­ными лицами». В ранних гречес­ких источниках топоним Aἰθιοπία мог использоваться для обозна­чения далеких земель как на юго-востоке (в Аф­рике и Азии), так и на юго-западе (в Африке). В частности, этим термином нередко обозна­чалась Индия (в то время как Индией, в свою очередь, могли называть Аравию и Эфиопию).

Греческий язык активно использовался в антич­ной Эфиопии: это был язык торговли на Красном море, в которой древнее эфиоп­ское государство Аксум активно участвовало. Правители Аксума в надписях на греческом языке нередко называли себя царями эфиопов. Видимо, уже в аксумский период название Эфиопия вошло в местные языки, а в Средние века именно этим словом местные летописцы называли свою христи­ан­скую державу. В проти­вополож­ность слову «хабэша» название Эфио­пия стало ассоциироваться не с кон­­кретной терри­торией и с ее населением, объединен­ным общей культурой и религией, а с государством.

Эфиопия — многонациональное государство, которое населяют представители более 90 народ­ностей. На протяжении столетий у власти стоит народ амхара, который при этом не является самым многочисленным, сегодня уступая в чис­ленности народу оромо. Именно поэтому термин «Эфиопия» оказался весьма кстати в революци­онное и пострево­люционное время, когда начали провозгла­шаться принципы равенства всех наро­дов, населяющих страну. Так, лозунг «Вперед, Эфиопия!» (Ityoṗya təqdəm, буквально «Пусть Эфиопия будет впереди!») был выдвинут уже в пер­вые дни революции 1974 года: это был лозунг патриотический, но обращенный ко всем жите­лям страны независимо от их этнической принад­лежности. В самом деле слово ʔityoṗyawi («эфиоп») одинаково применимо ко всем жителям страны: сегодня представители разных народнос­тей с гордостью называют себя именно так.

Конечно, введение понятия ʔityoṗyawinnät не ре­шило национальный вопрос. Напротив, именно межнациональные конфликты — одна из самых острых проблем сегодняшней Эфиопии. Но пока­за­тельно, что эфиопство в равной степени дорого и правящей стороне, и протестующим. Не слу­чайно в одном из недавних конфликтов предста­вители народа сидамо выступили со слоганом Sidamannät kälelä ʔityoṗyawinnät yälläm — «Не будет сидамства — не будет и эфиоп­ства», где sidamannät — словечко, образо­ванное по тому же принципу, что и ʔityoṗyawinnät. То есть «нет гармоничного многонационального государ­ства без права на самоопределение у каждого отдельного народа, такого как сидамо».

5. Дэрг (därg)

Военная хунта; буквально «комитет»

Слово därg взято из староэфиопского языка (геэза). Староэфиопский сейчас используется лишь в богослужении, но староэфиопская лексика нередко служит источником для образования неологизмов — примерно как если бы в современ­ном русском языке стали использовать вместо европейских заим­ствований слова церковно­славянского языка. В староэфиопском слово därg значит «объединение, соединение», но чаще всего используется в наречных оборотах därgä или bä-därg («сообща, гуртом»). В амхарском языке оно стало синонимом французскому заимствованию komite («комитет»). Впрочем, словом därg называли лишь один комитет — Координирую­щий комитет вооруженных сил, полиции и сухо­пут­ных войск, сформи­рованный в 1974 году революционно настроенными военными. Когда 12 сентября 1974 года император Хайле Селас­сие был свергнут, эта организация была переимено­вана во Временный военный админист­ративный комитет (gizeyawi wättadärawi astädadär därg). В это же вре­мя в амхарский язык вошло и слово abyot («революция»), тоже взятое из старо­эфиоп­ского языка, где ʔabəyot значит «неповиновение», и выраже­ние abyot fänädda («революция взорва­лась»), ярко отражающее внезапность и гибель­ные последствия этого события.

Формально место председателя Дэрга занимал генерал Тэфэри Банте, однако фактическим лиде­ром стал майор (позже полковник) Менгисту Хайле Мариам, первый вице-председатель Дэрга. Идеология Дэрга выражалась словом ḥəbrätäsäbawinnät — «социализм». Это еще один неологизм, использующий староэфиопские корни и принципы словообразования: ḥəbrätä säb (буквально «cоюз людей») в амхарском языке означает «общество, социум». Отсюда прила­гательное ḥəbrätäsäbawi — «общественный, социальный». Уже путем присоеди­нения амхарского суффикса -nnät от прила­гатель­ного образуется абстрактное существитель­ное ḥəbrätäsäbawinnät. Эфиопский социализм провоз­глашал равенство всех народов Эфиопии и прин­цип «земля — пахарю» (märet läʔarašu). Однако земельная реформа на деле обернулась государст­венным контролем над сельскохозяйственным сектором, а стремление истребить инако­мыс­ля­щих и устранить политических конкурентов вылилось в страшный «красный террор» (ḳäy šəbbər). Дэрг, хотя и назывался временным, оставался правящей силой вплоть до 1987 года, когда Эфиопия была объявлена Народной Демо­кратической Республикой Эфиопия. Менгисту Хайле Мариам был «избран» ее президентом, то есть стал полновластным правителем на четы­ре года, вплоть до своего бегства в 1991 году.

В памяти людей период правления Дэрга запом­нился как время кровавых казней и жесткой диктатуры. Едва ли можно встретить людей, которые вспоминают о времени Дэрга (yädärg gize) с ностальгией; разве что сам бывший диктатор Менгисту Хайле Мариам, ныне проживающий в Республике Зимбабве За годы правления Менгисту Хайле Мариама Эфиопия стала одной из самых беднейших стран мира, пережила голод и гражданскую войну. На родине Высший суд Эфиопии заочно приговорил его к пожизненному заключению, а затем к смертной казни. .

6. Кэдда (qädda)

Копировать, множить сущности; буквально «черпать или переливать воду»

Для большинства жительниц сельской Эфиопии, да и для многих горожанок, принести воду до сих пор одна из самых тяжелых каждодневных обя­зан­ностей. Для жительниц — потому что это традиционно женское занятие: именно женщины каждое утро взваливают на плечи пластмассовую канистру (ǧärikan, от английского jerry can), пришедшую на смену глиняному кувшину (ənsəra), спускаются к реке, наполняют (qädda) тару водой, далеко не всегда чистой, и, согнув­шись под грузом в три погибели, возвращаются домой.

Глагол qädda означает не только «наполнять водой» (кувшин или канистру), но и «переливать жидкость из большего сосуда в меньший» — например, разли­вать по фарфоровым чашечкам кофе из традицион­ного кофейника джэбэны (ǧäbäna). Qädda — это также брать чужой огонь, например, чтобы зажечь свечу или прикурить от чужой сигареты. А wäre qädda («черпать/переливать разго­вор») значит «судачить, сплет­ничать» (ведь новости, как вода из сосуда в сосуд, переливаются из одного рта в другой).

Конечно, все мы часто используем русский глагол «почерпнуть» в значении «позаимствовать (мыс­ли, идеи и т. д.)». В амхарском и во многих других языках Эфиопии «черпать» тоже используется в переносном смысле, но гораздо более узком: это значит «имитировать, подра­жать», а также «делать копию, спи­сывать, записывать», в том числе «делать аудиоза­пись». В основе лежит пред­ставление о том, что человек, набирающий воду из источника в сосуд, как бы воссоздает источник, произ­во­дит его аналог. Эта метафора настолько прочно вошла в язык, что современные ксеро­копии называются словом qəǧǧ, образо­ванным от qädda, буквально «нечто зачерпнутое».

Детский подкаст «Урубамба» об Эфиопии
Как здороваться плечами? Как запомнить 80 родственников? И правда ли, что есть руками вкуснее?

7. Тэйыб (ṭäyəb)

Человек низшего сорта; буквально «ремесленник»

Ṭäyəb — это общее наименование всех ремеслен­ников, то есть кузнецов, кожев­ников, ткачей, горшечников (вернее, горшеч­ниц, потому что с глиной работа­ют только женщины). Ṭäyəb происходит от слова ṭäbib, «мудрый» (иногда и пос­леднее исполь­зуется в значении «ремеслен­ник»). Само понятие «ремесло» обоз­начается выраже­нием «мудрость руки» (yäʔəǧǧ ṭəbäb) — в противо­полож­ность «мудрости чтения» (yänäbib ṭəbäb), относящейся к знанию книжному, не имеющему практического применения.

Такое происхождение слова ṭäyəb совсем не вяжет­ся с его употреблением. Слово это ассоциируется прежде всего с негативными качествами — ремес­ленники (ṭäyəbočč) в Эфиопии испокон веков счи­тались гряз­ными, дурно пахнущими и склонными к различным порокам.

Все вышеперечисленные ремесла в традици­онной сельской Эфиопии прези­рались. Крестьяне-хлебо­пашцы смотрели на ремес­ленников как на людей низшего сорта и никогда не вступали с ними в род­ствен­ные связи. Ремес­лен­ники зачастую селились на окраине деревни, они не владели землей, на ко­торой жили, а в случае, если спрос на их работу падал, легко снимались с места и перебирались в другую местность.

А еще ремесленники считались колдунами и оборотнями. Не случайно многие молитвы против злых чар, записывавшиеся в магичес­кие свитки — амулеты из пергамента, которые носи­лись на груди в специальном кожаном футляр­чике или вешались на стену, — начинаются словами: «Молитва от дурного глаза, и от демона, и от ремес­ленника/кузнеца (ṭäbib)…» Здесь еще примешиваются и религиозные предубеж­дения: ведь в силу того, что ремесленники относились к низшей касте, как правило, они и этнически отличались от хлебопашцев. В преж­ние времена в Северной Эфиопии эту нишу чаще всего занимали эфиопские евреи — представители народа бета Исраэль, исповедо­вавшего иудаизм В конце XX века большинство бета Исраэль эмигрировали в Израиль, восстановив, так сказать, историческую справедливость, ведь betä əsraʔel буквально означает «дом Израиля». . Понятно, что иноверцам, занимавшимся нечи­стой работой, приписывались различ­ные сверхъестественные способности, и, конечно же, никакого добра от них не ждали. В этом смысле слово ṭäbib/ṭäyəb могло становиться синонимом слова «буда» (buda) — «человек-гиена». По эфи­опским поверьям, буда — это оборотень, облада­ющий дурным глазом и спо­собный превращаться в гиену. Гиена съедает свою жертву и высасывает кровь, то есть насылает порчу, от которой жертва чахнет и постепен­но умирает. Такие способности приписы­вались в первую очередь кузнецам. А пос­кольку кузнеч­ным делом часто занимались эфиопские евреи, существовало представ­ление, что кузнецы-иудеи ведут свой род от того кузнеца, что выковал гвозди для распятия Христа.

Разумеется, в современной Эфиопии многое переменилось, и на протяжении последних пятидесяти лет идет последовательное разру­шение кастовой системы, как и многих других устоев традиционного общества. Однако процесс это постепенный, и в тех областях страны, где сохраняется традици­онный деревенский уклад, остается в соз­нании и суеверный страх перед ремеслен­ником-оборотнем.

8. Чэффэрэ (с̣̌äffärä)

Петь и танцевать

Слово с̣̌äffärä используют, чтобы описать, как множество людей поют и тан­цуют — как правило, во время большого праздника.

Интересно, что глагол с̣̌äffärä традиционно также обозначал «собираться в отряды, мобилизовы­ваться перед большой битвой». Дело в том, что такие собрания тоже непре­менно сопровождались пениями и пляской (не случайно существительное с̣̌əffära («танец с песней») часто встречается и в более узком значении «военный танец»).

То, что одно слово, с нашей точки зрения, обозначает два действия — петь и танце­вать, — не удивительно. С точки зрения эфиопа, странно танцевать без песни или, наоборот, петь, не двигаясь под музыку.

Зато четко различаются светские и церков­ные пение/танец. Последнее никогда не назовут глаголом с̣̌äffärä. Для церковного пения, которое непременно сопро­вождается ритмичными движениями певчих, ничуть не похожими на народ­ные пляски, исполь­зуется слово zämmärä. Слово это связано с существитель­ным mäzmur («пса­лом») и названием той книги, с которой на про­тяжении многих столетий начиналась школа для каждого, кто учился грамоте в хрис­тиа­нской Эфиопии: mäzmurä Dawit («псалмы Давида»), то есть Псалтырь.

9. Гытым (gəṭəm)

Это слово происходит от глагола gäṭṭämä, который значит «схо­диться, встречаться, соединяться». Скажем, gubaʔe gäṭṭämä — «собрание сош­лось, собралось», а с̌əggər gäṭṭämäw — «он стол­кнулся с проб­лемой». Отсюда aggaṭṭami — «совпа­дение, случайность», а bagaṭṭami — «слу­чайно, нечаянно, по стечению обсто­ятельств».

Gəṭəm — это «соединение слов», а gäṭṭämä может значить также «соединять слова, сочинять стихи». Процесс создания стихотворения — это процесс поиска нужных сочетаний, не правда ли? Впро­чем, изна­чаль­но слово gəṭəm обозначало не стихи в современном понимании, а образцы народного творчества, испол­няемые — как и полагается народным произведениям — в виде песен. Именно такую поэзию испол­няли бродячие музыканты — азмари (azmari) Забавным образом это название исторически связано с термином для церковной музыки, о которой говорилось выше. . Соответ­ственно, различают свадебные стихи (yäsärg gəṭəm), похоронные стихи (yäläqso gəṭəm, буквально «поэзия плача») и др. Нередко стихотворные произведения исполнялись экспромтом, и в традиционных описаниях тех или иных истори­ческих событий можно встретить упоминание, что некое историче­ское лицо, услы­шав дурную или хорошую весть, произ­носит подобающее случаю двус­тишие. Так, в одном из рассказов об императрице Тайту говорится, что, опла­кивая смерть своего мужа, великого императора Менелика Второго, она произнесла следующее стихотворение:

Nägarit masmättat əmbilta masnäffat näbbärä səraččən
Säw mähon ayqärrəm därräsä täračcən [Раньше] было наше дело только приказы­вать, чтобы били в барабан и играли на ымбильта [традиционный духовой инструмент, как и барабан, использовав­шийся во время торжественных церемоний с участием императора], а теперь пришел черед стать [простым] человеком. Перевод автора.

В XX веке термин gəṭəm стал употребляться применительно к поэзии в совре­мен­ном смысле, отсюда и gäṭami — «поэт». А для специального обозначения фольклорных стихотворных произ­ве­дений появилось слово qalgəṭəm, буквально «поэзия слова», то есть устная поэзия.

10. Фидэль (fidäl)

Происхождение слова fidäl неизвестно, но оно упоминается уже в словаре старо­эфиопского языка, опубликованного в 1661 году отцом эфиопистики, немецким ученым Иовом Лудоль­фом, как название эфиопского силлабария в це­лом или его элементов. Силлабарий — аналог алфавита, который состоит из символов, обоз­нача­ющих не отдельные звуки, а слоги. В боль­шинстве семит­ских алфавитов — финикий­ском, угаритском, древнееврейском, араб­ском, южноаравийском — буквами обозна­чаются согласные, а для гласных могут использоваться дополнительные диакри­тические элементы. Эфиопское письмо (за исключением самых ранних периодов) гласные обозначает всегда, но отдельных символов для гласных не исполь­зует. Вместо этого каждый знак имеет семь форм (порядков), по числу гласных. Эфиопы называют эти семь форм «геэз» (gəʕəz, то есть собственно «староэфиопский»), «второй» (kaʕəb), «третий» (śaləs) и т. д. Шестой порядок — sadəs — исполь­зуется либо для соче­тания согласного с гласным ə (произ­носимым примерно как русский [ы]), либо для обозначения одиночного согласного. А учиться письму — это «считать буквы» (fidäl qoṭṭärä). Дети в традиционной церков­ной школе (nəbab bet, «дом чтения») учатся читать, повторяя по порядку каждый слог, начиная с первого сог­лас­ного h: ha, hu, hi… Именно поэтому «азбука» — hahu.

В староэфиопском языке было 30 согласных, а силлабарий насчитывал 202 эле­мента (меньше, чем 30 × 7, потому что некоторые согласные сочетаются не со всеми глас­ными). В современных языках к этим символам были добав­лены неко­торые другие для тех звуков, которых нет в старо­эфиопском. Так что неудивительно, что старое амхарское пожелание долголетия звучит так: Bäfidäl quṭr ədme yəsṭäwo — «Пусть Он даст вам возраст по числу букв».

11. Матэб (matäb)

Шнурок, повязываемый при крещении; метафора для христианской веры

Амхарское слово matäb, которое вошло во многие другие языки христианских народов Эфиопии, заимствовано из старо­эфиопского (геэза) — мертвого языка, сохранившегося как язык бого­слу­жения в Эфиопской православной церкви. В старо­эфиопском это слово (maʕtab) произведено от глагола ʕataba — «отме­чать определенным знаком, печатью» (обычно о Боге, отмеча­ющем верующих), а также «накладывать крестное знамение». Соответственно, maʕtab на геэзе означает либо «печать», либо «знак», либо «знак креста, символ креста». Видимо, именно из обще­го значения «знак» возник­ло употребление слова maʕtab для обозна­чения того предмета, который в Эфиопии является главным знаком христиан­ской веры. Предмет этот — синий или черный шелко­вый шнур, который повязывается на шею ребенка во время крещения. Именно матэб — знак принятия христианства. Крест (который у эфио­пов называется mäsqäl, «распятие», от глагола säqqälä, «поднимать наверх», отсюда «распи­нать») — это обяза­тельный атрибут священника, а простой верующий может обходиться и без него. Можно, впрочем, повесить на матэб крестик, но скорее для украшения — на матэбе могут висеть и несколько крестиков, а могут и еще металлические мелкие предметы, например кольцо.

Отречься от христианской веры — это значит «разорвать матэб» (matäb bäṭṭäsä). А если о человеке говорят, что он «без матэба» (matäb yälläš), то, значит, он не­честен и способен на предательство (конечно же, это аналог русскому «креста на нем нет»). И наоборот, от слова matäb образуется прилагательное matäbam (буквально «матэб­ный»), которое описывает честного, надежного человека.

Эфиопия

Тема в разделе «Африка», создана пользователем Wolf09, 1 сен 2015 .

Поделиться этой страницей

of your page —>

Язык Russian (RU)

  • Обратная связь
  • Помощь
  • Обзор за неделю
  • Главная
  • Вверх
  • RSS
  • Условия и правила
  • Политика конфиденциальности Xeno Gamers is lurking in your source, powering your sites 😀

Все права защищены SmolBattle 2008-2020 © SmolBattle.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *