Какой город является политическим центром сша
Перейти к содержимому

Какой город является политическим центром сша

  • автор:

О СИТУАЦИИ С ДЕМОКРАТИЕЙ В США (2022 г.)

В 2022 году Соединенные Штаты завязли в порочном круге нарушения демократии, политической дисфункции и социальной дисгармонии. Такие проблемы, как манипулирование политикой деньгами, политика идентичности, раскол общества и разрыв между богатыми и бедными, стали все более острыми. Застарелые проблемы американской демократии давно уже глубоко проникли во все аспекты политической и социальной ткани и еще больше отражают стоящие за ними сбои в госуправлении и системные недостатки.

Несмотря на собственные проблемы, Соединенные Штаты по-прежнему свысока выступают в роли учителя демократии, фабрикуют и распространяют ложные нарративы о «демократии против авторитаризма» и по своему усмотрению разделяют мир на «демократические и недемократические лагеря». США пытаются организовать второй Саммит за демократию, везде дают «демократические обещания». Будь то красноречивая риторика под вывеской морали или замаскированные вылазки, мотивированные своими интересами, не могут скрыть их истинного намерения политизировать и превращать демократию в инструмент, а также продвигать групповую политику и служить целям сохранять свое доминирование.

В настоящем докладе представлены многочисленные факты и оценки экспертов, показаны реальные обстоятельства США за прошедший год, раскрыт внутренний демократический хаос в Соединенных Штатах и беспорядки и бедствия, вызванные распространением и навязыванием демократии во всем мире, чтобы мир мог лучше понять истинное лицо американской демократии.

2. Проблемы с американской демократией трудно нейтрализовать

Соединенные Штаты игнорируют различные проблемы и институциональные кризисы, с которыми сталкивается нынешняя собственная демократия, и упорно верят, что американская демократия по-прежнему является глобальной моделью и маяком демократии. Этот вид самоуважения не только затрудняет накопление недостатков американской демократии, но и продолжают страдать от них все страны мира.

(1) Продолжается деградация американской демократии

Американская демократическая система похожа на гламурную сцену. Разные политики приходят и уходят, но каким бы прекрасным ни было выступление, трудно скрыть многие долгосрочные серьезные недостатки и долго нерешаемые реальные проблемы. Французская газета Le Monde отмечает, что 2022 год станет годом сомнений в американской демократии, в США укоренилась тихая гражданская война, восстановление поврежденной демократии требует национального сознания и сознания общественных интересов, но в настоящее время не хватает ни того, ни другого. Печально для такой страны, как Соединенные Штаты, которая долгое время считалась образцом. Шведский аналитический центр «Международный институт демократии и помощи в проведении выборов« впервые включил Соединенные Штаты в «Список стран с деградирующей демократией» в 2022 году.

Прошло два года с тех пор, как 6 января 2021 года произошел бунт в Конгрессе США, но американская демократическая система не извлекала и не может по-настоящему извлечь уроки, а политическое насилие все еще развивается и усиливается. The Washington Post и New Yorker отметили, что американская демократия находится в беспрецедентно плохом состоянии, а беспорядки в Конгрессе полностью выявили социальные разрывы, политические разногласия и распространение ложной информации. Хотя обе партии в Конгрессе осведомлены о застаревших недостатках американской демократии, но исходя из собственных интересов им не хватает инновационной решимости и смелости во все более поляризованной партийной политической атмосфере.

В 2022 году Конгресс США снова был парализован не по беспорядкам, а из-за партийной борьбы. Скандал вокруг выбора 118-го спикера Палаты представителей Конгресса продолжался целые 4 дня, и наконец, спикер Палаты представителей был избран после 15 раундов голосования. В последнем туре голосования Республиканская и Демократическая партии разошлись и проголосовали только за своих. По данным New York Times, Конгресс США может неоднократно попадать в это хаос в следующие два года. Председатель политической консалтинговой компании в США Брэд Бэннон прямо заявил: «Палата представителей в этой суматохе еще раз продемонстрировала упадок политических институтов США».

Все слои общества в Соединенных Штатах также обеспокоены. В 2022 году Институт Брукингса опубликовал доклад, в котором говорится, что американская демократия, которой когда-то гордились, переживает системный кризис, она ускоряется и приходит в упадок, ее влияние на внутреннюю политику, экономику и общество смещается с частичного на целое, Это нанесет серьезный ущерб легитимности и будущему развитию капитализма. Фонд Карнеги за международный мир сообщил, что американская демократическая система находится на опасном поворотном этапе, когда она быстро приходит в упадок по мере того, как присущие американскому капитализму недостатки усиливаются. Многочисленные проблемы, такие как ограничение голосования, фальсификация выборов и дискредитация правительства, ускорят распад американской демократии. Президент Евразийской группы Ян Бремер написал статью о том, что дисфункция демократической системы США заставляет людей опасаться, что президентские выборы 2024 года могут снова привести к росту насилия. Большое количество социальных проблем по-прежнему вызывает общественный гнев и ставит под сомнение легитимность политических институтов США. Многие люди обеспокоены тем, что они не знают, как долго американская демократическая система сможет нормально функционировать.

(2) Межпартийная борьба усилила политическую поляризацию

И Демократическая, и Республиканская партии сталкиваются с ростом внутреннего радикального крыла, все больше расходятся с точки зрения электората, идеологии и идентичности. Традиционно межпартийный баланс, основанный на политическом компромиссе,является неустойчивым. Обе партии рассматривают друг друга не только как политических противников, но и как угрозу для страны. В «The New York Review of Books» опубликовали статью о том, что Соединенные Штаты уже по сути дела уже стали «двумя странами». Республиканская партия и Демократическая партия возглавляют две резко противоположные группы населения, каждая из которых формирует свое федеральное правительство. Соединенные Штаты Америки стали разделенными штатами Америки, разногласия между «двумя Америками» усугубляются с каждым днем, ситуация с политической поляризацией стала беспрецедентной.

Борьба между двумя партиями спирально обостряются, партийные и блоковые интересы ставят выше национальных интересов, ведут баталию и обвиняют друг друга во всех грехах, не брезгая ничем. 8 августа 2022 года ФБР США провело обыск в резиденции бывшего президента Трампа во Флориде. Трамп заявил, что Министерство юстиции злоупотребляет свои полномочия в политических целях, чтобы помешать ему вновь баллотироваться в президенты, и подвергнуть его политическому преследованию. Республиканская партия расследуют обнаруженные в резиденции президента Байдена секретные бумаги и вывод войск администрации Байдена из Афганистана, способствуют привлечению Байдена к ответственности. Государственный аппарат использован политическими партиями в качестве инструмента для партийных интересов.

Партийная политика более четко разделена по этническому признаку и идентичности. «Файнэншл таймс» опубликовала статью о том, что Республиканская партия представляет белых, небольшие города и деревни, а Демократическая партия представляет города и многоэтническое население. Более трети сторонников обеих партий считают, что насилие может использоваться для достижения политических целей. Когда одна из двух партий проигрывают выборы, избиратели, поддерживающие эту партию, как будто чувствуют, что их Америка оккупирована иностранными силами. Политолог Барбара Уолтер заявила, что Америка стала чем-то средним между между авторитаризмом и демократией.

Политическая поляризация затрудняет выработку государственной политики. Согласно данным сайта GovTrack, количество законов, принятых Конгрессом в предыдущие периоды в Соединенных Штатах, проявляет нисходящий тренд: с 4247 в Конгрессе 93-98 созывов до 2081 в Конгрессе 111-116 созывов. Доля принятых законов в общем количестве предложений снизилась более значительно с 6% в 106-м Конгрессе до 1% в 116-м Конгрессе, что за 20 лет снизилось на 5%.

Методы борьбы между двумя партиями становятся все хуже и хуже. Ларри Даймонд, профессор политики и социологии Стэнфордского университета, отметил, что все стороны, участвующие в выборах, должны соблюдать демократические правила, такие как сдержанность в использовании власти и отказ от насилия. Однако сегодня в Соединенных Штатах эти правила находятся на грани краха. С одной стороны, все больше политиков и выборных должностных лиц предпочитают игнорировать и даже отказываться от демократических правил, чтобы получить или сохранить власть. С другой стороны, из-за отсутствия политического консенсуса все больше людей склоняются к принятию радикальных политических взглядов. Американская демократия находится в состоянии серьезной нестабильности.

(3) Деньги все более влияют на политику

У английского драматурга Генри Филдинга знаменитая фраза – «Заработайте деньги вашему богу, и он будет преследовать вас, как дьявол». На политической арене США деньги являются грудным молоком в политике, а выборы все чаще становятся персональным шоу для богатых. Голос и требования простых людей к демократии превратились в «шумиху» политики. Когда дьявол денег наводняет все уголки американской политики, справедливость неизбежно будет подавлена.

Промежуточные выборы 2022 года – последнее примечание к американской денежной политике. Веб-сайт «Разъяснение», который долгое время отслеживал поток политических пожертвований в США, сообщил, что две партии потратили более 16,7 млрд долларов США на промежуточные выборы 2022 года, установив рекорд в 14 млрд долларов США в 2018 году и превысил валовой национальный продукт более чем 70 стран мира в 2021 году. Расходы на предвыборную кампанию федеральных сенаторов в Джорджии, Пенсильвании, Аризоне, Висконсине, Огайо и других штатах в среднем превышают 100 миллионов долларов США. Более 90% кандидатов в депутаты дорого заплатили за победу в выборах. Фактическую общую сумму «черных денег» с неизвестным источником средств трудно оценить.

Суть «игры для богатых» в политической жизни США становится все более очевидной. По данным Центра правосудия Бреннана в США каждая из 21 семьи с наибольшим пожертвованием пожертвовала не менее 15 миллионов долларов США, на общую сумму 783 миллиона долларов США, что намного превышает 3,7 миллиона небольших пожертвований. Миллиардеры обеспечивают 15,4% федеральных избирательных фондов, и большая часть этих огромных денег идет в суперкомитеты политической активности, которые могут принимать неограниченные пожертвования.

Огромные расходы на финансирование предвыборной кампании не привели к эффективному государственному управлению. Наоборот, усилилась политическая кормушка. «Lianhe Zaobao» опубликовал статью о том, что за последние несколько десятилетий западная демократическая политика испортилась. Богатство все больше концентрируется в руках немногих, бедные становятся беднее, а богатые богаче. Политическая власть находится в руках богатых и политиков и служит их собственным интересам. Хотя население имеет право голоса, но они не могут реально влиять на политику. Такое чувство бессилия и потери доверия к традиционным партиям и правительствам породило популизм, но проблема до сих пор не решена.

(4) Свобода слова остается лишь пустым лозунгом

Соединенные Штаты всегда рекламировали свободу слова. Но на самом деле свобода слова по-американски соответствует лишь эгоцентричным стандартам США. Партийные интересы и денежная политика превратились в «две большие горы», которые давят на свободу слова. Все не идущие в пользу интересов правительства США и капитала высказывания будут строго ограничены.

Правительство США полностью контролирует СМИ и технологические компании и вмешивается в общественное мнение. В декабре 2022 года генеральный директор Twitter Маск и журналист Мэтт Тайби последовательно публиковали сообщения в Твиттере, разоблачая «документы Твиттера», в которых говорилось, что правительство США подвергает все компании социальных сетей строгой цензуре, иногда даже напрямую вмешивается в редакционно-издательскую деятельность крупных медиа-компаний. Например, Google часто заставляет страницы со ссылками исчезать. Помимо этого, компания Twitter перед выборами 2020 года проверяла конфиденциальную информацию кандидатов в президенты, создала «черный список», ограничивала разоблачение нежелательных аккаунтов и даже горячих тем, сотрудничала с ФБР в мониторинге контента в социальных сетях, в то же время дала зеленый свет ложной интернет-пропаганде американских военных. Все это, несомненно, сорвало фиговый листок свободы слова в Соединенных Штатах.

Капитал и заинтересованные группы полностью контролируют общественное мнение. «Свобода слова» американских СМИ будет источать сильный «медный запах», когда они сталкиваются с капиталом и группами интересов. Американские СМИ в основном находятся в частной собственности, а медиагруппы обслуживаются властью и богатыми элитами. Ни владельцы СМИ, ни доходы от инвестиций и рекламы, от которых зависит выживание СМИ, не могут быть отделены от капитала и групп интересов. Известный немецкий писатель и медийный деятель Михаэль Людерс в своей книге «Псевдосвятая Америка» подробно описал «фильтрующий механизм» американских СМИ, которые выбирают и искажают факты под влиянием заинтересованных групп. В январе 2023 года видео, связанное с Pfizer Pharmaceuticals, опубликованное американской правой организацией Project Veritas, стало предметом горячих поисков. Старший руководитель Pfizer Джодэн Тристон Уокер упомянул в видео, что Pfizer рассматривает возможность самостоятельной разработки вариантов нового штамма короновируса. Бизнес по производству новой вакцины является «дойной коровой», и сказал, что у регулирующих органов США есть интересы с фармацевтическими компаниями. Чтобы потушить пожар, помимо заявления, Pfizer также срочно связался с Youtube, чтобы удалить вышеупомянутое видео на том основании, что оно «нарушает правила сообщества».

США используют социальные сети для манипулирования международным общественным мнением. В декабре 2022 года сайт независимого расследования «The Intercept» сообщил, что агентства Министерства обороны США долгое время вмешивались в общественное мнение в странах Ближнего Востока посредством манипулирования темами и обманной пропаганды в социальных сетях, таких как Twitter. В июле 2017 года официальный представитель Центрального командования вооруженных сил США Натаниэль Каллер отправил в команду по общественной политике Twitter форму, содержащую 52 аккаунта на арабском языке, с просьбой о приоритетном обслуживании шести из них. В соответствии с требованиями Каллера Twitter поместил эти аккаунты арабского языка в «белый список», чтобы приумножать положительный эффект полезной для США информации. Исполнительный директор американской антивоенной организации Public Foreign Policy Эрик Сблин в этой связи отметил, что Конгресс США и социальные сети должны расследовать и принять меры, чтобы люди знали, что их налоговые платежи используются для пропаганды бесконечных войн.

В сентябре 2022 года взрыв газопровода «Северного потока» шокировал мир, а личность и мотивы преступника привлекли большое внимание международного сообщества. 8 февраля 2023 года лауреат Пулитцеровской премии Сеймур Херш, ведущий американский журналист-расследователь, написал статью, в которой прямо указал, что за инцидентом стоит правительство США. Но на эту сенсационную новость основные европейские и американские СМИ, которые всегда обладали острым чутьем, закрывали свои глаза и делали непонятное реагирование. Канадская газета «Western Standard» и немецкий телеканал «TV 2» комментировали, что репортаж Херша был одной из крупнейших новостей за последнее десятилетие, но в Северной Америке мало кто из СМИ хотел бы об этом говорить. Причина кроется в том, что западные страны не хотят, чтобы кто-то узнал правду и инфраструктуры для наблюдения, развернутые в странах Прибалтики. Кроме того, западные СМИ также «нашли другой путь» – поставить под сомнение достоверность информации Херша. 15 февраля Херш выступил с заявлением, в котором обвинил правительство США и основные СМИ в сокрытии правды о взрыве трубопровода «Северный поток». Аналитики отметили, что, учитывая, что западные СМИ прислушиваются к руководству США, их блокировка Херша не вызывает удивления.

(5) Судебная система игнорирует общественное мнение

Как гарантирующий орган Конституции, Верховный суд, как и американское общество, оказался в ситуации непримиримого раскола. Судебная власть стала заложником социального раскола, и борьба между двумя партиями распространилась на судебную систему. Решение Верховного суда все больше отражает огромные различия между «двумя Америками» – консервативными и либеральными, что становится инструментом политической борьбы. «Разделение властей» постоянно размывается. В процессе партийных споров уже не учитывается традиция и красная линия.

Обе партии реализовали свои собственные повестки дня, изменив политические склонения Верховного суда. Президентские выборы в некоторой степени превратились в битву между двумя партиями за право назначать судей. Из-за кончины судей Верховного суда Трамп назначил трех судей консервативной позиции во время своего пребывания в должности, что дало консервативным судьям абсолютное преимущество над либеральными судьями. На южноафриканском сайте «Daily Maverick» опубликована статья о том, что из-за Трампа радикальные белые евангельские фундаменталисты взяли на себя бразды правления Верховным судом. Нет ничего удивительного в том, что Верховный суд почти всегда выносит решения в пользу христианских евангелистов, крупных корпораций и республиканцев.

Решение Верховного суда США о праве на аборт в полной мере продемонстрировало пагубные последствия его участия в партийной борьбе и его отрыва от общества. 24 июня 2022 года Верховный суд открыто поддержал религиозный консерватизм, отменил решение 1973 года по делу «Роу против Уэйда» и отменил конституционную защиту права женщин на аборт, что вызвало протесты во многих частях Соединенных Штатов. Опросы показывают, что более половины американцев считают лишение права на аборт регрессом. Израильская газета «Гаарец» опубликовала статью, в которой говорится, что Верховный суд подрывает демократию под предлогом защиты демократии в отношении права на аборт и представляет собой яркий пример «тирании меньшинства». Непредставительный Верховный суд, назначаемый непредставительным президентом, утверждается явно непредставительным Сенатом. Однако влияние этого решения Верховного суда на Соединенные Штаты будет продолжаться до 2030, 2040 и даже 2050 года.

Верховный суд также отменил закон, введенный штатом Нью-Йорк с 1913 года, запрещающий людям скрытно носить оружие на улице. Губернатор штата Нью-Йорк заявил, что, когда Соединенные Штаты размышляют о насилии с применением оружия, Верховный суд безрассудно отменил закон штата Нью-Йорк о контроле над огнестрельным оружием, это недопустимо. Американский политический обозреватель Мэттью Додд отметил, что проблемы, с которыми сегодня сталкиваются Соединенные Штаты, коренятся в разрушении демократии. Граждане США хотят видеть справедливое решение по делу «Роу против Уэйда», настоящие реформирования в отношении оружия, повышение минимальной заработной платы, повышение налогов на сверхбогатых и улучшение всеобщего медицинского обслуживания и другие реформы, которые отражают голос народа.

(6) Американский народ все больше разочаровывается в американской демократии

Совместный опрос Washington Post и Университета Мэриленда показал, что уровень гордости американцев за свою демократию резко упал с 90% в 2002 году до 54% в 2022 году. Согласно опросу, проведенному Калифорнийским институтом государственной политики, избиратели в Калифорнии в целом обеспокоены тем, что американская демократия отклоняется от верного курса. 62% из них считают, что Соединенные Штаты движутся в неправильном направлении, 46% пессимистично оценивают перспективы сотрудничества американцев с разными политическими взглядами для разрешения разногласий, 52% недовольны тем, как работает нынешняя американская демократия. Согласно опросу, проведенному университетом Куиннипиак, 67% респондентов считают, что американская демократическая система находится под угрозой краха, а 48% считают, что в Соединенных Штатах могут повториться инциденты наподобие беспорядков в Конгрессе. Согласно опросу Pew Center, 65% американцев полагают, что американская демократическая система нуждается в серьезных реформах, а 57% респондентов считают, что Соединенные Штаты больше не являются образцом демократии. Как показывают результаты исследований, проведенных Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе, способность правительства США управлять страной и его чувство демократической ответственности в последние годы снижаются, и ему не хватает эффективных мер по продвижению крупномасштабных реформ, решению многих проблем, таких как несправедливость на выборах и фальсификация средств массовой информации.

3. Навязывание США демократии по всему миру ведет к глобальному хаосу

Несмотря на проблемы, с которыми сталкивается собственная демократия, Вашингтон вместо того чтобы переосмыслить свои действия, перекладывает вину на других, продолжают экспортировать ценности американской демократии по всему миру, используют вопросы демократии для подавления других стран в угоду своей узкокорыстной повестке, усугубляют раскол международного сообщества и блоковое противостояние.

(1) Внешняя политика стала заложником политической поляризации

«Политика останавливается у кромки воды» (Politics stops at the water’s edge) – это широко распространенная пословица в американских политических кругах, которая в основном означает, что партийная борьба должна ограничиваться внутренними делами и необходимо формировать двухпартийную поддержку внешней политики. Однако, по мере усиления политической поляризации, разногласий между Демократической и Республиканской партиями по основным внешнеполитическим вопросам становятся все больше и больше. Обе партии становятся более экстремальными и «не останавливаются у кромки воды» во внешней политике, что не только наносит вред многим развивающимся странам, но и представляет угрозу для союзников США.

С начала пандемии COVID-19 администрация Трампа и некоторые радикальные политиканы всеми методами сфабриковали ложь и слухи против Китая по вопросу определения источника вируса. Самым ярким примером является то, что в 2021 году разведывательные службы США опубликовали так называемый отчет о расследовании происхождения пандемии COVID-19, игнорируя принцип научной обоснованности и сфабриковав версию об «утечки вируса из Уханьского института вирусологии», обвиняют Китай в якобы непрозрачности и создании препятствия международным расследованиям. Расследование происхождения коронавируса – это научный вопрос. Истинная цель США – попытаться ввести в заблуждение аудиторию, манипулировать данной работой, обвинить Китай, сдержать и подавить его. Это позволило полностью разоблачить лицемерие и негативные последствия политической поляризации американской демократии.

После прихода к власти администрации Байдена 20-летняя война в Афганистане закончилась поспешным выводом американских войск. Соединенные Штаты разрушили страну, уничтожили будущее нескольких поколений и умыли руки. Хотя американские военные покинули Афганистан, правительство США продолжает вводить санкции в отношении этой страны и незаконно замораживать активы Центрального банка Афганистана, что ухудшает и без того печальную жизнь местных жителей. В мае 2022 года ООН опубликовала отчет, согласно которому почти 20 миллионов человек в Афганистане столкнулись с голодом. В июне 2022 года в Афганистане произошло сильное землетрясение и Соединенные Штаты по-прежнему отказываются отменить санкции.

Политическая поляризация США имеет побочные последствия. Оттавский университет в Канаде опубликовал доклад, в котором говорится, что некоторые консервативные политиканы в США и такие СМИ, как Fox News, открыто выражают поддержку канадским ультраправым, что представляет большую угрозу для канадской демократии, чем любая другая страна. Нужно задуматься о том, как деградация американской демократии скажется на Канаде. Профессор Университета Альберты в Канаде Гордон Лаксер считает, что силы, которые подталкивают Соединенные Штаты к автократии, уже существуют. Канадцы уже давно считают, что Соединенные Штаты являются нашим лучшим другом и всегда будут поддерживать демократию, но это уже не может считаться само собой разумеющимся.

(2) Использование демократии для разжигания конфликтов

Демократия – это общая ценность всего человечества, и ее нельзя использовать в качестве инструмента для продвижения геополитической стратегии и нарушения человеческого развития и прогресса. Однако в течение долгого времени Соединенные Штаты «приватизировали» понятие демократии, чтобы сохранить свою гегемонию, подстрекая к расколу и создавая конфронтацию под прикрытием демократии, также подрывая международную систему, в основе которой лежат Организация Объединенных Наций и международный порядок, основанный на международном праве.

С начала 2022 года украинский кризис сильно ударил по экономике и уровню жизни Украины. В октябре 2022 года Всемирный банк опубликовал отчет, в котором указано, что для восстановления Украины после войны потребуется не менее 349 миллиардов долларов США, что в 1,5 раза больше общего объема экономики Украины в 2021 году. После начала украинского кризиса Соединенные Штаты рассматривали его как возможность извлечь выгоду из этого. Вместо того, чтобы предпринять какие-либо шаги в пользу перемирия, Соединенные Штаты продолжали подливать масло в огонь и наживаться на войне в сферах военной промышленности и энергетики. США также призвали поставлять оружия Украине под лозунгом «демократии против автократии». В июле 2022 года Центр стратегического прогнозирования Сербии опубликовал доклад, в котором говорилось, что в глазах США нападение России на Грозный (административный центр Чечни) в 1999 году было преступлением, а те же действия, которые США совершили в Фаллудже (иракский город) – это освобождение. Так называемая демократия в устах Вашингтона давно была похищена заинтересованными группами и капиталом, что причинило миру беспорядки и хаос.

В августе 2022 года бывшая спикер Палаты представителей Конгресса США Пелоси настояла на совершении провокационного визита на Тайвань, несмотря на решительное возражение и серьезное представление Китая. Повышение уровня официальных контактов между США и Тайванем – это серьезная политическая провокация и шаг обострения напряженности в Тайваньском проливе. Сама Пелоси утвердила, что «визит на Тайвань продемонстрировал твердую поддержку Соединенными Штатами демократии на Тайване». Суть визита Пелоси на Тайвань отнюдь не в какой-то защите демократии, а в явном нарушении суверенитете и территориальной целостности Китая. То, что она сделала – это не защита и поддержание демократии, а провокация и нарушение суверенитета и территориальной целостности Китая. Хитрость Пелоси даже вызвала недовольство у некоторых американских политик. Конгрессмен-республиканец США Грин раскритиковал, что Пелоси находилась у власти десятилетиями, в то время как вся страна рушилась, такой фальшивой смелости для защиты демократии было достаточно.

Международное сообщество все более ясно осознало истинное лицо США. Дмитрий Медведев, заместитель председателя Совета безопасности РФ, заявил, что США, претендуя на звание «верховного жреца», создают хаос в мире под видом «демократической правды», с помощью денег, союзов, высококлассного оружия и других средств грубо «экспортируют» и навязывают другим свою волю. Египетская газета «Ahram online» опубликовала статью о том, что идеология так называемой либеральной демократии используется Соединенными Штатами для дестабилизации других стран, вмешательства во внутренние дела и делегитимизации правительств других стран, что часто повлечет за собой серьезные негативные последствия и не имеет никаких отношений с демократией и свободой, которые Соединенные Штаты постоянно заявляют на словах. Председатель индонезийской партии Gelora Анис Мата отметил, что США хорошо владеют превращением других стран в поле боя, за кадрами политической поляризации Индонезии стоят США, антикитайскии голос в индонезийской общественности также является одним из важных пунктов политической повестки Соединенных Штатов, мусульманское общество должно сохранять бдительность.

(3) Усиление односторонних санкций

В течение долгого времени Соединенные Штаты вводили односторонние санкции и «длиннорукий закон» под вывеской прав человека и демократии, основанных на их собственных ценностях. За последнее несколько десятилетий Соединенные Штаты ввели односторонние санкции и «длиннорукий закон» в отношении Кубы, Беларуси, Сирии, Зимбабве и других стран, оказали крайнее давление на КНДР, Иран, Венесуэлу и другие страны, в одностороннем порядке заморозили военную помощь Эфиопии на сумму 130 млн. долларов США. Под предлогом улучшения положения в области прав человека США серьезно подрывают процесс экономического развития и повышения благосостояния в этих странах, ставят под угрозу право на жизнь, право на самоопределение и право на развитие, что представляют собой постоянное, систематическое и массовое нарушение прав человека в других странах. В последние годы США ввели все больше и больше односторонних санкций и экстерриториального применения юрисдикции, чтобы сохранить свою гегемонию. Нарушая международные права и основополагающие нормы международных отношений, Соединенные Штаты причинят интересам других стран, особенно законные и легитимные интересы развивающихся стран.

В марте 2022 года в статье турецкого информационного агентства Anadolu написали, что Соединенные Штаты вторглись в Ирак под предлогом «демократии» по необоснованным обвинениям и принесли тяжелые страдания местному населению. Во-первых, неизбирательное введение санкций ухудшило условия жизни местных жителей. С 1990 по 2003 год Соединенные Штаты ввели жесткие экономические санкции против Ирака, что серьезно причинило местной экономике и жизни людей. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, из-за санкций и эмбарго США уровень голода в Ираке остается высоким. Только с 1990 по 1995 год 500 тыс. иракских детей погибли из-за голода или плохих условий жизни. Во-вторых, годы войны привели к большому количеству жертв. По данным Министерства здравоохранения Ирака, с момента начала войны в Ираке в 2003 году до объявления о выводе войск в 2011 году около 120 тыс. жителей погибли из-за войны. В-третьих, грубое копирование политической модели неприемлемо. Соединенные Штаты игнорируют национальные реалии Ирака, грубо продвигают американскую демократию и обостряют межпартийную политическую борьбу Ирака.

Односторонние санкции США демонстрируют высокомерие и пренебрежение Соединенных Штатов к гуманизму. 11 февраля 2022 года президент Джо. Байден подписал указ о блокировке активов Центрального банка Афганистана на сумму 7 миллиардов долларов, хранящихся в американских кредитных организациях. Половину средств направили в компенсации пострадавшим от терактов 11 сентября. Остальные деньги перевели на счет в Федеральном резервном банке Нью-Йорка. Это гегемонистское действие Соединенных Штатов, направленное на открытое разграбление имущества афганского народа, было широко осуждено международным сообществом. В марте 2022 года индонезийский веб-сайт «Тур Индонезия» сообщил, что афганцы устроили демонстрацию перед посольством США в Индонезии в знак протеста против разграбления США активов афганского правительства. Протестующие с возмущением заявили, что активы бывшего правительства Афганистана должны принадлежать афганскому народу и использоваться для оказания помощи афганскому народу, пострадавшему от экономического кризиса.

(4) Произвольно нарушать демократизацию международных отношений

Международные дела – это общее дело человечества, и они должны решаться международными консультациями, но Соединенные Штаты никогда не соблюдают демократические принципы в международных отношениях. США, прикрываясь «многосторонностью» и «правилами», настаивая на менталитете «холодной войны», продвигают псевдомногосторонность и блоковую политику, провоцируют раскол и противостояние, создают блоковые конфронтации. Применение США гегемонией, господством и травлей серьезно подорвало развитие подлинной многосторонности.

Соединенные Штаты ставят внутренние законы выше международного права и занимают прагматичную позицию, применяя международные правила, если они подходят, и отказываясь от них, если они не соответствуют их интересам. С 1980-х гг. США вышли из 17 важных международных организаций или соглашений, таких как Совет ООН по правам человека, ВОЗ, ЮНЕСКО, Парижское соглашение по изменению климата, СВПД, международный договор о торговле оружием, ДРСМД и Договор по открытому небу.

Открыто нарушая цели и принципы Устава ООН и основные нормы международных отношений, Соединенные Штаты повсюду начали войны и создали раскол и конфликты. Из 240-летней истории с момента основания Соединенных Штатов только 16 лет не воевали, можно сказать, США – это самая воинственная страна в истории мира. После окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты начали и участвовали во многих войнах за границей, включая Корейскую войну, войну во Вьетнаме, Афганскую войну и войну в Ираке, что привело к слишком тяжелым жертвам простых людей и материальному ущербу, даже огромной гуманитарной катастрофе. С 2001 года войны и военные операции, развязанные Соединенными Штатами во имя борьбы с терроризмом, привели к гибели более 900 тыс. человек, в том числе около 335 тыс. простых жителей, миллионам раненых и десяткам миллионов перемещенных лиц.

США, игнорируя Конвенцию ООН по морскому праву, принципы международного права и демократические права в международных и региональных делах стран АТР и островных государств Тихого океана, открыто поддерживают решение правительства Японии о сбросе загрязненной радионуклидами воды с АЭС «Фукусима-1» в океан, когда Япония не согласовала свое решение с заинтересованными сторонами и соответствующими международными учреждениями, не предоставила достаточного научного и фактического основания и не устранила законных озабоченностей международного сообщества. Но одновременно правительство США запретило импорт пищевых и сельскохозяйственных продуктов из районов вокруг Фукусимы из-за «радионуклидного загрязнения», что является ярким выражением лицемерия «двойных стандартов американского стиля».

Соединенные Штаты, продвигая менталитет холодной войны в южнотихоокеанском регионе, вместе с Великобританией и Австралией сколотили «трехстороннее партнерство в области безопасности», и в рамках этого «узкого круга» пообещали помочь Великобритании и Австралии построить как минимум 8 атомных подводных лодок. Действия Соединенных Штатов серьезно противоречат духу Договора о нераспространении ядерного оружия и Договора о безъядерной зоне южной части Тихого океана, являются безумной, опасной игрой на грани ядерного распространения. Их попытки в то же время открывают «ящик Пандоры» региональной гонки вооружений, бросая тень на мир, безопасность и стабильность в регионе.

Накануне 9-го Саммита Америк в июне 2022 года панамский эксперт по международным вопросам Хулио Яо написал в местных СМИ, что сегодняшние США являются абсолютным предателем международного права и наиболее реальным воплощением грубой силы в международных отношениях. Соединенные Штаты – единственная страна, которая не подписала или ратифицировала ни одного договора о правах человека, а также не ратифицировала Конвенции ООН по морскому праву. Это и единственная страна, которая не запретила секретное биологическое оружие и имеет более двухсот лабораторий за рубежом. Цель Соединенных Штатов в проведении Саммита Америк только в том, чтобы вовлечь Латинскую Америку в войну на Украине, тем самым расколоть и ослабить этот регион.

В августе 2022 года в газете South China Morning Post опубликовали статью о том, что так называемые «демократические страны», такие как Соединенные Штаты, безжалостно ослабляют основу международных правил и их применяют только тогда, когда это себе выгодно. Осуждая «вторжение» России на Украину, США и Запад полностью забыли о своих интервенций и подрывных деятельностей, которые навредили мировой экономике и погрузили больше стран со средним уровнем дохода в долговой кризис. Когда сильные избирательно следуют правилам, которые они сами же установили, вся эта система теряет доверие.

(5) Фабрикация ложных нарративов о «демократии против авторитаризма»

В настоящее время правительство США придерживается менталитета «холодной войны», следует логике гегемонии, проводит блоковую политику, создает нарратив о «демократии против авторитаризма», навешивает ярлык «авторитарный режим» соответствующим странам. Суть их действий – использовать идеологию и ценности как инструменты для подавления других стран, продвигать геополитические стратегии под прикрытием демократии.

В 2021 году в США состоялся первый «Саммит за демократию», на котором открыто провели линию по идеологическому признаку и искусственно разделили международное сообщество на так называемый «демократический и недемократический лагерь», что подвергнуто сомнению многими сторонами, включая само американское общество. В журналах Foreign Affairs и The Diplomat опубликовали статьи, в которых критиковали Саммит за демократию за то, что он не нашел правильную цель. На нем не смогли достичь солидарности демократических стран, тем более что сам саммит подвергся критике в связи с представительностью стран-участниц. У США нет четких целей во время продвижения демократии во всем мире, их блестящие лозунги часто реализуются медленно. Созыв Саммита за демократию не укрепит демократию в мире и создаст только более серьезный геополитический кризис, когда ситуация с демократией в самих Соединенных Штатах оставляет желать лучшего. Хитоси Танака, председатель Японского института международных стратегических исследований, отметил, что Соединенные Штаты навязали так называемую «демократию» другим странам, инициировали конфронтацию «демократия против авторитаризма» и усугубили раскол мира. Япония не должна слепо следовать за США.

Определение своей страны как демократической, а других как авторитарных – само по себе является проявлением недемократичности. Так называемая «демократия против авторитаризма» не характерна для современного мира и не соответствует тенденции развития эпохи. В обзоре телеканала «Беларусь 1» говорится, что список участников саммита, очевидно, составлен по американским «либеральным стандартам», но вопрос в том, почему США считают, что они могут монополизировать право на определение и понимание демократии, и навязывать другим странам то, какой должна быть демократия. В опубликованной статье сингапурской газеты The Straits Times отмечено, что Соединенным Штатам необходимо осознавать, что их демократическая система потеряла былую славу и больше не является золотым стандартом. Причем бесспорным фактом является то, что не существует единой модели демократии, тем более абсолютного права голоса США в ее определении. Вашингтон должен прагматично пересмотреть свой дипломатический подход и сосредоточиться на сотрудничестве, а не на конфронтации.

Хотя рейтинг американской демократии как внутри страны, так и за рубежом находится на рекордно низком уровне, высоким остается стремление, если не одержимость Вашингтона распространением собственной демократии и ценностей. США не только продвигают формирование альянсов на основе ценностей, таких как AUKUS, QUAD, Пять глаз и т.д., но и пытаются нагнетать идеологическое противостояние в области экономики, торговли, науки, техники и гуманитарных наук, проповедуя идею холодной войны, и подрывая нормальное международное сотрудничество. Катарский телеканал «Аль-Джазира» прокомментировал, что в контексте снижения доверия людей к американской демократической системе Соединенные Штаты по-прежнему настаивали на проведении саммита демократии и выполнении роли лидера глобальной демократии, что вызвало всеобщие сомнения. По словам профессора международных отношений Американского университета Джеймса Голдгейла, репутация Соединенных Штатов испортилась, и властям США следует провести внутренний демократический саммит, на котором основное внимание будет уделено несправедливости и неравенству в самой Америке, в частности по таким вопросам, как право голоса и дезинформация. Старший научный сотрудник Атлантического совета Эмма Эшфорд задает вопрос о том, как же Вашингтон может распространять демократию или подавать пример другим странам, когда внутри самих США демократия практически не функционирует. The South China Morning Post констатирует, что проведение саммита продемонстрировало два ошибочных мнения США: Во-первых, глобальная демократия отступила после окончания холодной войны, и Соединенные Штаты обязаны изменить нынешнюю ситуацию; во-вторых, Соединенные Штаты являются самой важной демократией в мире, чье глобальное лидерство жизненно важно для других стран. При этом полностью игнорируется постоянная рецессия демократии в Соединенных Штатах, остается без внимания нежелание подавляющего большинства стран быть похищенными американской лицемерной «концепцией демократии», тем более сильное желание огромного числа развивающихся стран развивать свою экономику и улучшать благосостояние народа.

4. Заключительные замечания

Демократия является общей ценностью всего человечества, но в мире нет модели политической системы, применимой ко всем странам. Человеческая цивилизация богата и красочна, поэтому демократия всех стран должна носить многообразный характер. В Соединенных Штатах есть демократия американского стиля, в Китае – с китайской спецификой. Все страны должны иметь уникальные модели демократии, соответствующие их национальным реалиям. О том, является ли та или иная страна демократичной и как лучше к этой цели достигаться, должны судить ее жители, а не горстка стран, которые считают себя таковыми.

Страна с кучей внутренних проблем по-прежнему привыкли менторствовать. Попытки причинять другим ради собственной выгоды, ввергнуть мир в хаос под прикрытием демократии должны подлежать единодушному противостоянию. Разделение стран мира на демократию и авторитаризм необосновано. Сегодняшний мир нуждается не в расколе под предлогом демократии и продвижении односторонности в духе эксклюзивности, а в укреплении солидарности и сотрудничества на основе целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций, а также поддержании подлинной многосторонности. Сегоднейшний мир нуждается не во вмешательстве во внутренние дела других стран под прикрытием демократии, а развитии настоящей демократии, отказе от псевдодемократии и совместном продвижении демократизации международных отношений. Сегодняшний мир нуждается не в Саммите за демократию, который преувеличивает конфронтацию, но не способствует объединению усилий для решения глобальных проблем, а в конференции солидарности, которая нацелена на решении актуальных проблем, стоящих перед международным сообществом.

Свобода, демократия и права человека – общие стремления человечества, а также ценности, которые всегда преследует Коммунистическая партия Китая. Поддерживая и развивая всепроцессную народную демократию, китайская сторона строго придерживается принципа «народ выше всего» в государственном управлении. Китай готов укреплять обмен и взаимное обучение с другими странами по вопросам демократии, продвигать общечеловеческие ценности мира, развития, равенства, справедливости, демократии и свободы и содействовать демократизации международных отношений, внести новый и больший вклад в дело прогресса человечества.

Мировые столицы: как их выбирают и почему?

Астана

В Иерусалиме находятся места, священные для иудеев, христиан и мусульман. Статус этого уникального города — один из ключевых вопросов арабо-израильского конфликта.

Израиль уже давно считает Иерусалим своей столицей. Там находится здание правительства, резиденции премьер-министра и президента, но до сих пор ни одна страна не признавала город столицей Израиля.

  • Иерусалим: Турция призывает Трампа «не переходить красную черту»
  • 70 лет раздела Палестины: альтернативная история

Решение Трампа признать Иерусалим и перенести туда американское посольство вызвало недовольство у многих. Время задать вопрос — как страны мира выбирают свои столицы и что этот выбор означает.

1. Символ единства и и инструмент контроля

Английское слово «capital» («столица) происходит от латинского capitalis, в основном значении — «касающийся головы».

Это город, который возглавляет территорию. Он связан с властью, там находятся госучреждения, а в монархических странах там живет королевская семья.

Столицу нужно защищать, но из нее же приходят указания, она — символ единства.

Поэтому многие столицы географически расположены в центре страны — так до них легче добраться изо всех уголков, такое положение помогает им выполнять символическую, репрезентативную функцию.

Мадрид, например, расположен точно в центре Иберийского полуострова. Абуджа, которая официально стала столицей Нигерии в 1991 году, была построена в центре страны почти «с нуля», чтобы символизировать единство нации, разделенной религиозными конфликтами и расселенной по большой территории.

An early morning view of the Australian Parliament House in Canberra, Australia, 15 November 2017.

Некоторые приезжающие в Австралию туристы удивляются, когда узнают, что ее столица не в Сиднее. Как правило, им объясняют, что город Канберра — «лесная столица», выбранная в качестве компромиссного варианта между крупнейшим городом континента, Сиднеем, и его южным конкурентом Мельбурном.

Некоторые историки, правда, считают, что это не так, и что Канберру выбрали во многом из-за того, что в прибрежных Мельбурне и Сиднее летом слишком жарко.

«Основным аргументом, с которым были согласны все политики того времени, было то, что белые люди могли процветать только в относительно прохладном климате,» — говорил историк Дэвид Хэдон в одном из интервью журналу Australian Geographic.

3. Сложные исторические обстоятельства

Берлин или Бонн? Этот вопрос звучал вскоре после падения Берлинской стены в 1989 году. Вновь объединенная Германия выбирала столицу.

В годы холодной войны, когда Германия была разделена, Бонн был столицей Западной части, а Берлин — восточной, ГДР.

  • Как рок-музыка помогла краху режима в ГДР
  • «Ее прощальный поклон»: последний матч сборной ГДР

Сегодня лишь немногие туристы, проводящие время в культовых ночных клубах и фотографирующие живописные остатки стены в Берлине, догадываются, что столицей Германии мог стать Бонн.

Решение о том, что столица будет в Берлине, приняли в Бундестаге 20 июня 1991 года с перевесом лишь в 17 голосов. За Берлин проголосовали 387 депутатов, а за Бонн — 320.

Берлин

Немцам пришлось выбирать из двух столиц, а у ЮАР их сегодня фактически три.

Органы разных ветвей власти разнесены по разным городам — в Кейптауне работают законодатели, в Претории находятся административные органы, а главные суды — в Блумфонтейне (кроме конституционного, он в Йоханнесбурге).

Это наследие постколониальных времен — в 1910 году создавался Южно-Африканский союз. Четыре британские колонии объединились и никак не могли договориться о столице.

В 1994 году с концом политики апартеида возникло движение за создание новой столицы, как в Бразилии или Австралии, но этого так и не произошло.

4. Прихоть власть имущих

Астана стала столицей Казахстана в 1997 году. Это блестящий футуристический город, символ амбиций авторитарного президента Нурсултана Назарбаева, который правит Казахстаном с 1991 года.

Среди достопримечательностей Астаны — Дворец мира и согласия, пирамида из стекла и бетона с оперным залом на 1500 человек, спроектированная архитектором Норманом Фостером.

Этот город, расположенный в снежной степи, раньше назывался Акмола. Название сменили на Астану, поскольку Акмола означает «белая могила».

Нейпьидо в Мьянме

Еще одна географически изолированная столица — Нейпьидо. Столицу Мьянмы построило для себя в 2005 году тогдашнее параноидальное военное правительство, задолго до того как Мьянма встала на путь демократии.

В огромном городе есть все — просторные дороги, зоопарк и гольф-клуб, но на улицах мало людей.

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Георгий арбатов

Полное название: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Соединенных Штатов Америки и Канады имени академика Г.А. Арбатова Российской академии наук (Georgy Arbatov Institute for U.S. and Canada Studies, Russian Academy of Sciences)
Сокращение: Институт США и Канады им. Г.А. Арбатова, ИСКРАН (Arbatov U.S. and Canada Institute, Arbatov Institute, ISKRAN)
Страна: Россия (Russia)
Город,Регион: Москва (Moscow)
Почтовый и юридический адрес: 121069 , г. Москва, Хлебный пер., д. 2/3 (2/3, Khlebny, Moscow, 121069)
Ведомство: Министерство науки и высшего образования Российской Федерации
Тип: Научно-исследовательский институт
Веб-сайт:www.iskran.ru

Наши партнеры
РУБРИКИ
  • АБИТУРИЕНТАМ (3)
  • АКТУАЛЬНЫЕ МНЕНИЯ (1)
  • АРХИВ (12)
    • Выборы-2020 (12)
    • ПОЛИТИКА (22)
    • ЭКОНОМИКА (11)
    ПОИСК
    КАЛЕНДАРЬ
    Март 2024

    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31
    ХРОНОЛОГИЯ

    ХРОНОЛОГИЯ

    СТАТИСТИКА

    Посетителей на сайте: 5

    Сегодня: 446 // 1096
    За неделю: 4146 // 24225
    За месяц: 19983 // 97163
    За все время: 866794 // 2622971

    «Мозговые центры» в США: Наука как инструмент реальной политики Текст научной статьи по специальности «История и археология»

    Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кочетков Геннадий Борисович, Супян Виктор Борисович

    В статье рассматриваются организация системы научно-исследовательских учреждений США, исторические и современные аспекты формирования «мозговых центров» как феномена научной и общественно-политической жизни, их классификация, роль в проведении научных исследований и независимой экспертизы при разработке направлений практической политики.

    i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

    Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кочетков Геннадий Борисович, Супян Виктор Борисович

    «Мозговые центры» как актор современной политики

    «правый поворот»: американский взглядна формирование политической культуры сшаво второй половине ХХ века и первой половине XXI века(Рец. На кн. : Stahl, J. Right Moves: the Conservative Think Tank in American political culture since 1945 [Text] / J. Stahl. — Chapel Hill :the University of North Carolina Press, 2016. — 248 p. )

    «Мозговые центры» и национальная безопасность
    Внешнеполитическая экспертиза в сша

    Экспертное сообщество как ресурс научного обеспечения внешней политики современного государства (на примере США)

    i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
    i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

    Текст научной работы на тему ««Мозговые центры» в США: Наука как инструмент реальной политики»

    «МОЗГОВЫЕ ЦЕНТРЫ» В США:

    НАУКА КАК ИНСТРУМЕНТ РЕАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

    В статье рассматриваются организация системы научно-исследовательских учреждений США, исторические и современные аспекты формирования «мозговых центров» как феномена научной и общественно-политической жизни, их классификация, роль в проведении научных исследований и независимой экспертизы при разработке направлений практической политики.

    Наука в США представлена несколькими основными типами учреждений: институтами и лабораториями в промышленности; государственными научными лабораториями, находящимися в ведении различных министерств и ведомств; академической наукой (частными и государственными университетами), группой бесприбыльных научных организаций, в том числе так называемыми «мозговыми центрами». Последние организации занимают свою, весьма важную и специфическую нишу в научнотехническом комплексе этой страны.

    Понятие «мозгового центра» (think tank)1 появилось в политическом лексиконе в послевоенный период. В США этим термином стали обозначать организации, вовлеченные в проведение исследований в таких областях, как экономика, политика, стратегии промышленного и технологического развития, военно-политические проблемы и т. п.

    Термин «think tank», переведенный на русский язык как «мозговой центр»2, стал впервые устойчиво применяться к корпорации RAND Corporation3 в конце 1940-х годов. Он быстро получил распространение в социально-политической литературе США — так начали называть организации, связанные с проведением прикладных разработок в социально-политической и экономической сферах4.

    В последние годы «мозговые центры» стали не только явлением научной и интеллектуальной жизни, но и глобальным общественно-политическим феноменом, влияние которого выходит далеко за рамки научной или образовательной деятельности. Роль, которую они играют в системе американской науки, достаточно уникальна. Они выполняют функции связующего звена между общественной наукой и практикой. И хотя большинство «мозговых центров» остается научными организациями, в их деятельности можно найти много признаков, присущих организациям бизнеса. Не случайно к ним устойчиво применяется также термин «the idea bro-kers», т.е. «продавцы идей»[1]. Практически все новые идеи, которые были реализованы американской политической системой в ХХ в., были разработаны и предложены для реализации специалистами таких центров.

    История возникновения. В течение всей истории США у правящего класса существовало стремление привлекать ученых и специалистов в качестве экспертов к принятию важнейших решений. Национальная академия наук (NAS) была создана специальным решением Конгресса США еще в 1863 г. как коллектив-

    1 В практике работы «мозговых центров» послевоенных лет для получения синергетического эффекта в одном изолированном месте (tank) собирали представителей различных научных дисциплин и направлений. С появлением Интернета эта сторона организации работы «мозговых центров» перестала быть актуальной.

    2 Другим распространенным переводом этого термина является «фабрика мысли», что с нашей точки зрения не совсем корректно, так как понятие фабрики подразумевает массовое производство.

    RAND or Research and Development (англ.) — исследования и разработки.

    4 В настоящее время термин «think tank» стал достаточно популярным, и многие исследовательские организации предпочитают называться им. Использование этого термина в названии помогает таким организациям легче добиваться получения необходимого им финансирования от благотворительных организаций.

    ный советник конгресса и правительства — 50 ее первоначальных членов должны были и в индивидуальном порядке, и как коллективный орган консультировать руководство страны по важнейшим вопросам общественного развития. В дальнейшем к академии наук также законодательными актами были отнесены Национальная инженерная академия (NAE) и Институт медицины (IOM). Все вместе они образовали Национальный исследовательский совет (NRC), который остается главным советником правительства и конгресса по всем вопросам, связанным с научно-техническим прогрессом. Появление в США таких организаций, как «мозговые центры», является логическим продолжением линии на привлечение научной и профессиональной экспертизы к решению проблем практической политики. Они охватывают значительный сегмент экспертной деятельности, связанный с социально-политическими и экономическими аспектами жизни общества. Поэтому данный вид научных организаций получил в США заметное развитие.

    Во второй половине Х1Х в., когда в США началось накопление «критической массы» специалистов по общественным наукам, получивших подготовку в национальных университетах, возникло стремление использовать их знания на благо общества [1, p. 32]. Многие выпускники молодых демократических университетов стремились построить прочные «мосты» между учеными и политиками. Для ознакомления с тем, как эти вопросы решались в передовых странах Европы, было предпринято изучение опыта прежде всего Великобритании и Германии. Результатом стало создание Американской ассоциации социальных наук (The American Social Science Association — 1865 г.), ассоциации экономистов (The American Economics Association — 1885 г.), политологов (The American Political Science Association -1903 г.), социологов (The American Sociological Association — 1905 г.). Главное отличие этих организаций от европейских состояло в том, что они были не просто объединениями специалистов одной профессии — новые ассоциации ставили своей целью активное взаимодействие с политиками и включение научной экспертизы в процессы принятия основных решений [1, p. 24-27].

    В этот же период в США происходило организационное оформление системы благотворительных фондов: были созданы крупные фонды, многие из которых, например, Фонд Рассела Сейджа (The Russell Sage Foundation — 1907 г.), Корпорация Карнеги (Carnegie Corporation of New York — 1911 г.), Фонд Рокфеллера (The Rockefeller Foundation — 1913 г.), играют ключевую роль в финансировании научно-экспертной деятельности и в ХХ1 в.

    По-существу, Фонд Рассела Сейджа был первым в истории США «мозговым центром» в современном понимании данного термина. После смерти этого крупного предпринимателя его вдова выделила 10 млн. долл. на организацию исследований социально-экономических проблем Америки того времени. Первоначально руководство фонда планировало привлечь для этой работы профессоров ведущих университетов страны, выделяя им гранты. Но для преподавателей начала ХХ в. научная работа была деятельностью второго уровня после преподавания. Чтобы выполнить волю учредителя, организаторам не оставалось ничего иного, как нанять ученых в свой штат. Тем самым было положено начало первому «мозговому центру»’5 [1, p. 41].

    Это событие породило первую волну формирования крупных независимых исследовательских центров, которые и в настоящее время играют важную роль в ин-

    5 Фонд Рассела Сейджа продолжает оставаться одним из ведущих «мозговых центров» США. Сфера его деятельности — социальные проблемы (охрана материнства и детства, положение женщин и их трудоустройство, детская гигиена, общественный отдых), здравоохранение (изучение некоторых распространенных болезней), благотворительность.

    теллектуальном обеспечении американской внешней политики, а также решении экономических и социальных задач страны.

    В 1910 г. известным промышленником и меценатом Э. Карнеги был образован Фонд Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), в 1919 г. Г. Гувер, будущий президент США, учредил Гуверовский институт проблем войны, революции и мира (The Hoover Institution on War, Revolution and Peace), а в 1921 г. был основан Совет по международным отношениям (The Council on Foreign Relations). В этот же период возникли еще два влиятельнейших мозговых центра: в 1916 г. — Институт правительственных исследований (The Institute for Government Research), ставший впоследствии (1927 г.) всемирно известным Брукингским институтом (The Brookings Institution), а в 1943 г. -Американский институт предпринимательства в области исследований государственной политики (American Enterprise Institute for Public Policy Research, далее

    — Американский институт предпринимательства).

    Эти центры, созданные в первые десятилетия ХХ в., хотя и предоставляли рекомендации политикам, в основном сосредоточили свою деятельность на анализе объективных процессов, происходящих в сфере внешней политики, информировании общественности об актуальных вызовах времени и выработке различных сценариев развития событий в стране и мире. Они стремились в максимальной степени сохранить свою интеллектуальную независимость и не участвовали непосредственно в принятии тех или иных политических решений.

    Независимый и неангажированный взгляд на мировые проблемы приобрел особое значение после второй мировой войны, в период противостояния двух различных общественно-политических систем. Вторую волну создания «мозговых центров» западные эксперты напрямую связывают с необходимостью вести «войну идей» с набиравшим силу социалистическим лагерем. Американские политики нуждались в объективных и непредвзятых оценках состояния международных отношений и соотношения сил на мировой арене.

    Немаловажную роль в формировании «мозговых центров» второй волны сыграло изменение управленческого стиля вашингтонской администрации. В период Великой Депрессии президент США Ф. Д. Рузвельт предпочитал привлекать экспертов к непосредственной работе в правительстве. В противоположность этому президент Г. Трумэн исповедовал чисто административный стиль. При нем началась планомерная работа по сокращению аппарата федерального правительства. Многие специалисты, взятые на работу в предыдущий период, были выведены за штат. Именно к этому периоду относится создание «мозговых центров», финансируемых правительством: в 1948 г. для проведения исследований и защиты американских интересов в области безопасности была создана корпорация «РЭНД», в 1961 г. — учрежден Гудзоновский институт (The Hudson Institute), также финансируемый правительством, в 1968 г. — Институт проблем города (The Urban Institute).

    Начало 1970-х годов характеризуется новым этапом в развитии «мозговых центров» в США. Большинство этих учреждений, возникших в ходе третьей волны, существенно отличаются по целевым ориентациям от своих предшественников. Если прежде такие центры работали над решением масштабных, общественно значимых задач, то теперь новые игроки в основном были нацелены на обсуждение конкретных частных вопросов (налоги, выбор школьных программ) или проблем, касающихся муниципалитетов и штатов (активизация политической деятельности в каком-либо конкретном штате и т.п.). Локальные «мозговые центры» сегодня существуют в 48-ми штатах.

    К этому же периоду относится появление исследовательских институтов, имеющих вполне определенную идеологическую платформу и в этом смысле не претендующих на «беспристрастные» исследования. К ним можно отнести, например, правоцентристский Центр стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies), основанный адмиралом А. Берком и Д. Эбшайром в 1962 г., консервативный Фонд «Наследие» (The Heritage Foundation), учрежденный в 1973 г., и Институт Катона (The Cato Institute), основанный Э. Крейном в 1977 г.

    Тогда же произошло резкое увеличение расходов федерального правительства на оплату экспертных услуг, предоставляемых независимыми центрами. Если в 1965 г. они составляли 235 млн. долл., то в 1975 г. возросли до 1 млрд. долл., а к концу десятилетия — до 2 млрд. долл.[1, p. 149] Контракты на экспертные услуги правительству было проще получить, если экспертная группа позиционировала себя как «мозговой центр».

    Новой тенденцией в истории «мозговых центров» стало появление центров, призванных продолжить ту или иную политическую традицию. Так, в 1982 г. бывшим президентом США Дж. Картером в г. Атланте был создан Центр Картера (The Carter Center), а бывшим президентом Р.Никсоном в 1994 г. основан центр его имени (The Nixon Center), находящийся в Вашингтоне.

    Классификация «мозговых центров». В настоящее время на конец первого десятилетия ХХ! в. в мире насчитывается более 5 тыс. «мозговых центров». Наибольшее их число концентрируется в Северной Америке — 1,9 тыс. (37,9%) и Западной Европе — 1,2 тыс. (23,6%). Значительно меньше таких центров в Азии — 601 (11,8%), Восточной Европе — 483 (9,5), Латинской Америке — 408 (8,0), Африке -274 (5,4) и на Ближнем Востоке — 192 (3,8%).

    На протяжении всего ХХ в. подавляющее большинство независимых исследовательских центров находилось в США и занималось преимущественно вопросами международных отношений, безопасности и внешней политики. Однако с конца прошлого века число таких центров за рубежом превысило их количество в США. Тогда же как результат глобализации и окончания «холодной войны» заметно расширилась сфера их исследований.

    В 2007 г. в США насчитывалось 1776 «мозговых центров», из них 91% был образован после 1950 г. С 1980 г. число таких центров в США более чем удвоилось. Более 50% всех центров были созданы университетами, что подчеркивает их высокий исследовательский потенциал и связь с академической наукой. Около 20% всех американских «мозговых центров» расположено в столице страны — Вашингтоне [2, p. 531].

    Анализ направлений работы и сфер интересов действующих «мозговых центров», проведенный в 2007 г., позволил выделить шесть основных тем [3]:

    Из почти 2 тыс. американских «мозговых центров» лишь некоторые концентрируются на глобальных внешнеполитических и экономических вопросах современности, другие уделяют первостепенное внимание специальным, порой весьма узким вопросам.

    Экономическая политика Политика в области здравоохранения

    Начальная и средняя школа Защита окружающей среды Международные отношения Политика

    Широко распространенный, хотя и несколько упрощенный, подход к классификации «мозговых центров» основывается на рейтинговых экспертных оценках. В соответствии с ним опубликованный в 2009 г. рейтинг 10-ти ведущих центров США, выглядит следующим образом:

    — Совет по международным отношениям;

    — Фонд Карнеги за международный мир;

    — Международный научный центр Вудро Вильсона (Woodrow Wilson International Center for Scholars);

    — Центр стратегических и международных исследований;

    — Американский институт предпринимательства;

    В более широкий список, включающий 30 ведущих центров, согласно этому исследованию, входят также такие известные институты, как Институт международной экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics), Национальное бюро экономических исследований (National Bureau for Economic Research), Гудзоновский институт, Институт проблем города, Институт «Восток-Запад» (The East West Institute), исследовательская организация «Ресурсы для будущего» (Resources for the Future) и др.[4, p. 29-30].

    В указанном исследовании представлены также рейтинги «мозговых центров» не только США, но и всего мира по отдельным областям специализации: мировому развитию, проблемам безопасности и международных отношений, внутриэкономи-ческой, международной экономической и социальной политики, здравоохранению, экологии. Во всех областях специализации американские центры, согласно данным рейтингов, занимают первые позиции. В частности, по всем направлениям, кроме экологического, на первое место был поставлен Брукингский институт.

    Признавая важность такого рода экспертных рейтинговых оценок, необходимо отметить, что они не дают подробного представления о различных аспектах деятельности этих исследовательских организаций, поскольку не основываются на детальном анализе их функционирования и учете различных классификационных признаков. Такой анализ предполагает разбивку этих центров в зависимости от принятых критериев на различные классификационные группы — обычно на 3-5 групп.

    Наиболее логичной представляется классификация, предложенная известным исследователем американских «мозговых центров» М. Ахмадом — исходя из их аффилированности, организационной структуры и исследовательской культуры, политической и идеологической ориентации. В соответствии с этим подходом выделяются следующие типы «мозговых центров»: академические; контрактные; политически ориентированные центры поддержки (advocacy centers). Впрочем, встречаются центры, сочетающие в себе все три направления. С точки зрения идеологической ориентации представляется логичным выделение пяти основных категорий «мозговых центров» -консервативных, правоцентристских, центристских, левоцентристских и так называемых прогрессистских (социал-демократического толка) [5, р. 534].

    Таблица дает представление, как различные типы «мозговых центров» определяют такие важные составляющие их деятельности, как характер финансирования, формирование целей деятельности, идеологию и характер исследований6.

    6 Составлено по данным американских источников.

    Рассмотрим подробнее каждый из трех основных организационных типов американских «мозговых центров». К академическим центрам относятся исследовательские организации, имеющие устойчивую репутацию независимых структур и отличающиеся высокими научными стандартами. Они сами выбирают направления своих разработок, причем именно исследователи играют определяющую роль в выборе тем анализа. Финансирование эти учреждения получают из различных источников, что позволяет им сохранить свою независимость. К такого рода центрам относятся Брукингский институт, Американский институт предпринимательства, Центр стратегических и международных исследований. Сохраняя академическое реноме и высокий научный авторитет, стремясь к научной беспристрастности, эти центры имеют различную идеологическую ориентацию. Наиболее представительным примером академических центров является Брукингский институт. Его, как никакой другой «мозговой центр» США, можно охарактеризовать как «университет без студентов» [6, р. 20-22].

    Типы «мозговых центров»

    Тип центра Характер финансирования Определение целей деятельности Идеология Ориентация исследований; кадровый состав

    Академический Диверсифицированные источники (эндау-менты, гранты, спонсорская помощь организаций, отдельных граждан и т.д.) Ведущую роль играют исследователи Стремление быть нейтральным источником идей Выдвижение новых идей, долговременные перспективные исследования; цель — экспертное содействие политикам. Укомплектован известными учеными.

    Контрактный Контракты с государственными органами Ведущую роль играют потребности правительства Стремление сохранить нейтральную идеологическую позицию Потребности государственных органов; цель экспертное содействие политикам. Укомплектован высококвалифицированными исследователями и экспертами.

    Политически, идеологически и тематически ориентирован-ный (advocacy centre) Большую роль играют учредители Ведущую роль играют идеологические ориентиры Либеральная либо консервативная Идеологические соображения; цель -экспертное содействие политикам; результаты исследований распространяются среди поддерживающих политических групп. Укомплектованы компетентными экспертами, зачастую не имеющими академического статуса.

    Консервативные «мозговые центры», наоборот, подчеркивают свое отличие от существующих университетов, которые в общественном мнении больше ассоциируются с либеральными направлениями в социальных исследованиях. Вот что заявил в своей прощальной речи Президент Американского института предпринимательства К. Демат, который возглавлял этот престижный «мозговой центр» в течение 21 года с момента его создания: «Мы — школа в старом смысле этого термина: группа ученых, которые разделяют общие философские принципы и используют их, насколько это возможно, в своих практических исследованиях, в пропаганде своих идей, в спорах между собой и с нашими коллегами из других школ. Наша организация радикально отличается от организации университетов. У ученых «мозгового цен-

    тра» нет пожизненной занятости (tenure — Авт.), нет выборности при назначении на должность, они не участвуют в распределении исследовательского бюджета, не делят офисные помещения, не сидят в административных советах» [7].

    В основе организации университета лежит идея самоуправления, которая определяет всю внутреннюю структуру данного учреждения и существующие в нем взаимосвязи. Ключевыми элементами академической организации являются система экспертных оценок при распределении финансирования, публичность всех результатов, полученных в ходе исследований, истина как критерий качества научного результата.

    «Мозговые центры» организованы как предприятия по оказанию услуг, как бизнес. Все зависит от того, на какой рынок они нацелены в своей деятельности: одни работают на правительство и его контрагентов, другие — на конгресс и политические партии, третьи — на бизнес, четвертые — на массового читателя, широкую публику. Политику по организации исследований и оценку качества последних осуществляют профессиональные менеджеры, а не коллеги-ученые. Результаты своей работы «мозговые центры» в лучшем случае предлагают широкой общественности, которая не может дать профессиональной оценки их качества. В отличие от университетов, где широко практикуется ротация научных кадров, чтобы охватить все возможные направления и различные школы, в «мозговые центры» набирают, как правило, единомышленников, тех, кто изначально согласен с политикой, которая диктуется спонсорами.

    Контрактные «мозговые центры», как и академические, часто используют в своей работе специалистов с опытом работы в университетах, имеющих научные звания и высокую репутацию. Они также стремятся к проведению исследований, основывающихся на объективном взгляде на те или иные процессы и явления. Существенные отличия от академических центров — источники финансирования и механизм определения направлений исследований.

    Главным источником финансирования этих организаций являются правительственные ведомства, они же в значительной степени определяют и направления исследований, заключая контракт, где оговариваются все условия выполнения работы (финансовые, организационные, правовые). Результаты исследований представляются в виде детального доклада заказчику, финансировавшему работы, в отличие от практики академических исследовательских центров, публикующих свои результаты для широкой публики. Акцент в разработках контрактных центров делается не на фундаментальные исследования, а на прикладные, с обязательным набором рекомендаций для принятия тех или иных политических решений и их реализации.

    Ярким примером контрактного типа «мозговых центров» является корпорация «РЭНД», созданная для консультирования американских ВВС по проблемам межконтинентальных средств доставки. Имея формальный статус независимой бесприбыльной корпорации, финансово «РЭНД» таковой, конечно, не является, поскольку выполняет свои контракты на государственные деньги. В результате существуют и ограничения на выбор тем для исследований. Вместе с тем, хотя «РЭНД» и финансируется преимущественно из государственных источников, она стремится сохранить взвешенный неангажированный взгляд на рассматриваемые проблемы, что сделало корпорацию весьма авторитетной организацией в исследовательских кругах. Одним из преимуществ «РЭНД», помимо высококвалифицированного кадрового состава и надежного финансирования, является, как и в Брукингском институте, междисциплинарный характер исследований.

    Главная задача идеологически, политически и тематически ориентированных (Advocacy Сenters) «мозговых центров»7 — проведение исследований и предоставление политикам информации по различным актуальным вопросам. При этом в отличие от академических и контрактных данный тип «мозговых центров», скорее, лоббирует свои идеи в конкретной аудитории, чем распространяет их среди широкой публики. Они специализируются в основном на краткосрочных разработках, публикуя результаты своих исследований в широкой печати.

    «Мозговые центры» политической поддержки, как правило, скорее, стремятся доказать правоту своих позиций, чем проводить беспристрастные научные исследования. Вследствие этого результаты их разработок нередко выглядят не вполне сбалансированными. Американские исследователи деятельности «мозговых центров» отмечают в связи с этим, что такие центры поддержки в большинстве своем не порождают новых идей, а скорее, являются их распространителями [8].

    Весьма показательным примером такого типа «мозговых центров» является Фонд «Наследие». Будучи корпорацией фонд привлекает 45% средств от своих членов, получая остальное финансирование от других корпораций и фондов. Это позволяет поддерживать статус независимой исследовательской организации. Фонд «Наследие» — однозначно консервативный центр, он стремится к тому, чтобы результаты его исследований соответствовали определенным идеологическим представлениям. Отстаивая традиционные американские ценности, сильную оборону страны и ограниченное государственное вмешательство в экономику, фонд весьма агрессивно проводит эти идеи в жизнь [6, p. 29-31]. Он нередко обвиняет государственные органы в проведении левой и неэффективной политики и тем самым привлекает к себе пристальное внимание. Таким образом, Фонд «Наследие» открыто заявляет о своих политических предпочтениях, подчеркивая, что его задача — распространение среди политиков и населения страны правых консервативных идей [2, p. 538-539].

    Одна из серьезных проблем, связанных с деятельностью «мозговых центров», активно обсуждаемая в США в настоящее время, состоит в том, что эти центры стали использоваться политическими партиями и крупным бизнесом для достижения своих частных интересов. По-существу, им отводится роль мощных PR-центров в деле отстаивания определенных интересов и идей. В отличие от университетских исследовательских центров, вся деятельность которых находится под жестким контролем академического сообщества через систему экспертных оценок, «мозговые центры» напрямую связаны с источниками своего финансирования. Критерий достоверности, обязательный для университетских исследователей, абсолютно не важен для «мозговых центров», которые «продают» свои услуги заинтересованным заказчикам.

    В современной системе политических отношений США «мозговые центры» предоставляют политическим партиям и большому бизнесу исследовательскую базу для обоснования их стратегий и моделей поведения. Сегодня «мозговые центры» дают бизнесу и политикам (если использовать модный термин) возможность для «политического аутсорсинга». Однако при этом «мозговые центры» освобождены от налогообложения, т.е. такой «политический аутсорсинг» осуществляется за счет общественных средств, за счет бюджета. Чтобы эта связь не была очевидной, компании направляют средства в «мозговые центры», как правило, не напрямую, а через благотворительные фонды. Именно таким образом, например, «Эк-сонМобил» в течение многих лет финансирует «исследования» влияния тепловых двигателей на глобальное потепление, а «Филип Моррис» — изучение зависимости заболеваемости раком легких от курения.

    7 Advocacy — деятельность по поддержке и пропаганде определенных идей, институтов, политических акций и т.п. «Advocacy Center» следует переводить как центр поддержки.

    Помимо общей, рассмотренной выше классификации по основным организационным типам, «мозговые центры» могут быть классифицированы по политической и идеологической ориентации, хотя многие их них, как правило, заявляют о своей беспристрастности и объективности. Выделяют четыре превалирующие в идеологическом плане категории центров: консервативные, либертарианские, центристские и прогрессистские.

    Консервативные центры традиционно выступают за свободную рыночную экономику с минимальным государственным вмешательством и традиционалистскую социальную политику, т. е. за весьма ограниченное государственное вмешательство и в эту сферу.

    Либертарианские «мозговые центры» близки по идеологии консервативным, акцентируя на экономику свободного предпринимательства и отводя государству еще меньшую роль в социальной политике.

    Существование центристских «мозговых центров» в немалой степени обусловлено широким спектром взглядов их сотрудников, а также попытками совместить элементы консервативной и прогрессистской политики.

    Наконец, «мозговые центры», обозначенные как прогрессистские (либеральные, согласно американской политической лексике), обычно поддерживают массированное государственное вмешательство в экономику и социальную сферу. Нередко исследовательские центры, специализирующиеся в конкретных областях (оборона, безопасность, экология и т.д.), могут попасть в ту или иную категорию в зависимости от избранной ими (либеральной или консервативной) позиции.

    Среди указанных четырех идеологических категорий наиболее заметными консервативными центрами являются: Фонд «Наследие», Американский институт предпринимательства, Гуверовский институт, Гудзоновский институт; либертарианскими — Институт Катона, Фонд «Разум» (The Reason Foundatin); правоцентристскими — Корпорация «РЭНД», Центр стратегических и международных исследований; центристскими — Национальное бюро экономических исследований, Совет по международным отношениям, организация «Форум за свободу» (Freedom Forum), организация «Ресурсы для будущего»; левоцентристскими — Институт проблем городов, Брукингский институт, Фонд Карнеги за международный мир; прогрессистскими — организация «Граждане за налоговую справедливость» (Citizens for Tex Justice), Центр за американский прогресс (The Center for American Progress), Объединенный центр политических и экономических исследований (The Joint Center for Political and Economic Studies), Институт «Наблюдение за миром» (World Watch Institute).

    Организация и финансирование. Немаловажными критериями при классификации «мозговых центров» являются их организационная структура и кадровый состав. Обычно крупный исследовательский центр возглавляется президентом или главным исполнительным управляющим (СЕО), который подотчетен совету директоров или наблюдательному совету. В них входят представители бизнеса, академических кругов, бывшие конгрессмены и правительственные чиновники, нередко -исследователи других «мозговых центров». Президент руководит повседневной работой, в которой ему помогают вице-президенты или директора по исследованиям. Президент как оперативный руководитель подотчетен совету директоров, принимающему решения по ключевым финансовым и кадровым вопросам. Таким образом, руководство центрами строится на принципах корпоративного управления.

    Весьма разнообразны в исследовательских центрах принципы формирования кадрового состава. С одной стороны, многие из них придерживаются традиционной для научных учреждений системы должностей — научных сотрудников разного уровня, аналитиков, исследователей и т.п. Кроме того, в «мозговых центрах» рас-

    пространена система сочетания постоянных и временных ставок (для внештатных сотрудников — ассоциированных, приглашенных, исследователей, занятых неполный рабочий день, работающих по временному договору и т.п.). В отдельных центрах их соотношение может сильно различаться, что определяется как размерами института (центра), так и принятой кадровой политикой. Так, если в Брукингсе доминируют постоянные сотрудники, то в Институте Катона на 42 штатных исследователя приходится 72 приглашенных.

    Заметны различия и в размерах самих исследовательских центров, что определяется как численностью их сотрудников, так и масштабами финансирования. В этой связи можно упомянуть еще один тип классификации «мозговых центров», применяемый в американской литературе. Они делятся на три категории: крупные и многопрофильные; крупные и специализированные; малые и специализированные.

    К первой группе, в частности, относят так называемую «большую пятерку» вашингтонских центров — Брукингский институт, Фонд «Наследие», Центр стратегических и международных исследований, Американский институт предпринимательства и Институт Катона. Их совокупные расходы составили, например, в 2005 г. почти 140 млн. долл. (почти 34% совокупных расходов всех базирующихся в Вашингтоне независимых исследовательских центров [б, p. 10].

    Во вторую группу включены такие крупные и авторитетные центры, как Институт проблем города, Аспеновский институт (The Aspen Institute), Фонд Карнеги за международный мир, Институт мировых ресурсов (The World Resources Institute), Центр за американский прогресс, Центр бюджетных и политических приоритетов (The Center on Budget and Policy Priorities), исследовательская организация «Ресурсы для будущего». Их совокупный бюджет был еще больше — 209 млн. (почти 51% совокупных расходов).

    Третью группу составляют довольно многочисленные специализированные центры, среди которых имеются весьма известные и влиятельные — Институт экономической политики (The Economic Policy Institute), Институт «Наблюдение за миром», Атлантический Совет (The Atlantic Council), Институт международной экономики Петерсона и др. Всего в 2005 г. они потратили на свою деятельность почти б3 млн. долл. (15,2%).

    Размеры бюджетов лидеров экспертного рейтинга, включающего все «мозговые центры» США, в 2008 г. были следующими: на первом месте с большим отрывом от всех находилась корпорация «РЭНД» (251 млн. долл.), далее следовали: Брукингский институт (б0,7 млн.), Фонд «Наследие» (48,4 млн.), Совет по международным отношениям (38,3 млн.), Центр по контролю за правами человека (35,5 млн.), Международный научный центр Вудро Вильсона (34,5 млн.), Гуверовский институт (34,1 млн.), Национальное бюро экономического исследований (29,8 млн.), Центр стратегических и международных исследований (29 млн.), Американский институт мира (The USA Institute for Peace) (24,7 млн.), Американский институт предпринимательства (23,б млн.), Фонд Карнеги за международный мир (22 млн.), Институт Катона (19 млн.), Центр глобального развития (The Center for Global Development) (14 млн.) и Институт международной экономики Петерсона (9,5 млн. долл.).

    Следует отметить, что в середине первого десятилетия 2000-х годов финансовое положение многих «мозговых центров» было весьма благоприятным — баланс доходов и расходов многих из них был положительным, а у некоторых достигал заметных размеров. Так, положительное сальдо в Аспеновском институте в 2005 г. достигало 13,б млн. долл., Фонде Карнеги за международный мир — 21,3 млн., Американском институте предпринимательства — 12,3 млн., Брукингском институте — 9,9 млн. долл.

    Среди вашингтонских центров по размерам бюджета лидерами, составившими первую десятку центров в середине текущего десятилетия были: Институт проблем города (74,2 млн. долл.), Аспеновский институт (54,9 млн.), Брукингский институт (38,4 млн.), Фонд «Наследие» (35,5 млн.), Центр стратегических и международных исследований (27,5 млн.), Американский институт предпринимательства (21,4 млн.), Фонд Карнеги за международный мир (20,6 млн.), Институт мировых ресурсов (20,1 млн.), Институт Катона (17,1 млн.) и Центр за американский прогресс (11,2 млн. долл.). Как видно из представленного списка, в число лидеров по расходам вошли все пять крупнейших диверсифицированных центров и столько же крупных специализированных институтов [6, p. 10].

    Большинство вашингтонских центров (24 из 32) целиком полагалось на частное финансирование, получая средства от корпораций, фондов и частных компаний. Только три центра — организация «Ресурсы для будущего», Институт проблем города и Институт мировых ресурсов получали от правительства США гранты, превышающие 1 млн. долл. В этом плане заметным исключением является Институт проблем города, государственные гранты которого, во-первых, составляли весьма значительную сумму (49,6 млн. долл.), а во-вторых, превышали частное финансирование (34,4 млн. долл.) [6, p. 13, 15].

    Что касается данных о величине годовой зарплаты главных исполнительных управляющих (президентов) ведущих центров в 2005 г., то наиболее высоко эта позиция оплачивалась в Фонде «Наследие» (634 тыс. долл.) и в Американском институте предпринимательства (600 тыс.). Весьма высокими были оклады управляющих в Ас-пеновском институте (450 тыс.), Институте Катона (408 тыс.), Центре стратегических и международных исследований (373 тыс.), Фонде Карнеги за международный мир (365 тыс.), Институте проблем города (341 тыс.), Брукингсе (309 тыс.). В целом же в 27 ведущих центрах зарплата руководителей превышала 100 тыс. долл. в год.

    По числу занятых безусловными лидерами являются Институт проблем города и корпорация «РЭНД» — в каждом из них работают более 1500 научных сотрудников. Далее следуют Брукингский институт (229 чел.), Совет по международным отношениям (203 чел.), Центр стратегических и международных исследований (138 чел.), Институт Катона (117 чел.), Международный научный центр Вудро Вильсона (111 чел.), Американский институт предпринимательства (86 чел.), Фонд «Наследие» (66 чел.), Фонд Карнеги за международный мир (51 чел.).

    До появления Интернета основным организационным принципом в «мозговых центрах» было объединение ученых различных направлений социальной науки «под одной крышей». Считалось, что возможность прямого общения специалистов разного профиля «лицом к лицу» позволяет более эффективно решать насущные общественные проблемы. Это объяснялось двумя основными моментами: поскольку на отдельных политических направлениях количество единомышленников относительно невелико, то для организации плодотворной работы необходимо было физически собрать их вместе хотя бы на определенный период. Кроме того, прямые контакты помогали быстрее установить взаимопонимание и настроить всю группу на единый концептуальный подход к решению проблемы.

    С появлением Интернета представления о формах и методах работы «мозговых центров» радикально изменились. «Мозговой центр» уже не обязательно монолитная организация, скорее, он представляет собой широко распределенную сеть специалистов, которые физически находятся в самых разных частях страны и мира. Однако этому противостоит сложившаяся практика финансирования, которая по-прежнему ориентируется на организации «под единой крышей». Сетевым «мозговым центрам» гораздо сложнее получить гранты, а главное, квалифицировать себя

    i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    для получения освобождения от налогов. Таким «мозговым центрам» практически невозможно создать эндаумент, поскольку у них существует проблема организационной идентификации, а крупные спонсоры пока не доверяют подобным структурам. Но в то же время сетевые «мозговые центры» могут более гибко использовать получаемые ресурсы и университетскую инфраструктуру.

    Как правило, главный офис «мозгового центра» размещался в Вашингтоне, что было обусловлено необходимостью тесных контактов с потенциальными заказчиками. Одним из следствий информационно-коммуникационной революции, которая оказала существенное влияние на «мозговые центры», стала ликвидация монопольного положения Вашингтона как места размещения штаб-квартиры центра. До начала 1990-х годов «мозговой центр» просто не мог существовать без вашингтонского офиса, но с преобразованием центров в сети сейчас их офисы могут размещаться в любой точке страны.

    Таким образом, ведущая группа «мозговых центров», независимо от их профиля, идеологической ориентации и методов финансирования, по сути, представляет собой крупные научно-исследовательские институты, составляющие важный сегмент американской науки [2, р. 543].

    Проблемы оценки эффективности. Достаточно сложно оценить эффективность работы тех или иных независимых исследовательских организаций. Помимо того что эти центры производят некий научный продукт, они часто оказывают прямое влияние на принятие политиками решений (что, собственно, является одной из главных целей их существования), и на формирование общественного мнения, привлекая внимание общественности к новым актуальным вызовам. Как правило, «мозговые центры» влияют на политические решения следующими способами: разрабатывая оригинальные новые идеи для принятия решений; являясь кадровым ресурсом для проведения политических решений в жизнь; проводя публичные дискуссии по общественно значимым вопросам; информируя общественность о тех или иных проблемах и путях их решения; оказывая интеллектуальное и экспертное содействие государственным органам, проводящим те или иные политические решения.

    Д. Абельсон, аналитик в области деятельности «мозговых центров» США, в частности, предлагает целый ряд критериев, по которым можно судить об их влиянии на общественную и политическую жизнь:

    — степень привлечения внимания к решению важных, общественно значимых проблем через средства массовой информации, с помощью информирования правительства, через создание общественных коалиций и т.п.;

    — формулирование политических концепций посредством проведения исследований, подготовки докладов, публичных слушаний, подготовки проектов и т.п.;

    — участие в реализации политики на контрактной основе в качестве советников, консультантов, аналитиков и т.п.;

    — масштабы привлекаемых центром ресурсов (финансовых, кадровых), позволяющих более эффективно выполнять поставленные задачи;

    — участие в публичных мероприятиях и официальных встречах в качестве советников (выступления на телевидении, в прессе, Интернете);

    — конкретные рекомендации, принятые органами исполнительной власти к реализации в той или иной области политики и т.п.

    Особая роль и значение «мозговых центров» в политической системе США становятся понятными в период смены президентских администраций, когда из ведущих «мозговых центров» сотрудники целыми командами переходят на работу на ключевые позиции в новой администрации, а замещенные ими политические бюрократы уходят на временную работу в те же центры. Так, например, Дж. Подеста, руководитель ап-

    парата Белого дома в годы президентства У. Клинтона, во время правления республиканцев занял пост президента Центра за американский прогресс ^є^єг for American Progress)5 и одновременно был зарегистрированным лоббистом, а после победы на президентских выборах Б. Обамы назначен руководителем переходной команды демократов.

    Делаются попытки формализовать оценки степени влияния «мозговых центров». Так, Всемирный банк предлагал использовать ряд количественный; показателей для оценки работы центров, например, масштабы тиражей их научной или экспертной продукции; ссылки на принятие различных решений на основе рекомендации центров; участие сотрудников центров в деятельности других влиятельных структур (в качестве членов редакционных советов, постоянных колумнистов, комментаторов); участие в различных общественных движениях; количество ссылок в печати на деятельность сотрудников центра; количество ссылок в научных журналах.

    Если посмотреть, как функционируют отдельные, наиболее влиятельные центры, то, во-первых, можно, безусловно, определить ведущие направления их деятельности и соответственно выявить попытки влиять на ситуацию в данной области, а во-вторых, увидеть некоторые очевидные результаты такого влияния на практическую политику ряда ведущих центров. Например, Американский институт предпринимательства специализируется в четырех основных направлениях: экономическая политика (в частности, в области макроэкономики, экономического регулирования), международная торговля и финансы, политика в области здравоохранения, окружающей среды; разработка внешней и оборонной политики США; социальные и политические проблемы, в том числе в области образования, культуры, внутренней политики, правовой системы.

    Брукингский институт специализируется в разработке проблем внешней политики (в частности, безопасности, разрешения конфликтов, международного сотрудничества); экономики (практически по всему спектру макроэкономических исследований); городов.

    Институт Катона проводит активные исследования в области государственной внутренней и внешней политики, обороны, финансов, правовых вопросов, торговой политики, экономики благосостояния, национальных ресурсов, глобальных экономических свобод.

    Центр стратегических и международных исследований в качестве приоритетных исследований вовлечен в разработку новых движущих сил мировой политики, включая проблемы энергетики, новых и биотехнологий, старения населения, международной торговли, роли ислама в современном мире. Кроме того, здесь ведутся исследования в области проблем обороны и безопасности, включая международную, региональную и внутреннюю безопасность. Весьма широко в центре занимаются и исследованием региональных мировых проблем.

    Фонд «Наследие», как многопрофильный центр, разрабатывает практически весь спектр экономических, социальных и внешнеполитических проблем, а также проблем безопасности.

    Конкретное влияние на политику американского правительства, оказываемое исследовательскими центрами в определенные периоды, проявлялось достаточно ярко. Заметным было влияние консервативных «мозговых центров» на разработку экономической политики Р. Рейгана. И в разработке реформы государственного регулирования, и в выработке рекомендаций по сокращению государственных расходов, и в разработке политики снижения налогов, в выработке монетарной политики, воплотившихся впоследствии в политике так называемой «рейганомики», немалую роль, на-

    8 Один из ведущих новых «мозговых центров демократической ориентации, расположенных в Вашингтоне.

    ряду с университетскими учеными, сыграли эксперты Американского института предпринимательства, Гуверовского института, Фонда «Наследие», Национального бюро экономических исследований. Немалую роль в подготовке ряда законов, одобренных конгрессом США в период администрации Дж. Буша-младшего в 2001 г., приняли активнейшее участие сотрудники Американского института предпринимательства, в подготовке других законопроектов — представители Брукингса.

    «Рейганомика», пожалуй, стала наиболее ярким примером эффективности влияния деятельности «мозговых центров» на выработку конкретной экономической политики. Американские политики все больше внимания обращают на то, что эти влиятельные, играющие значительную роль в существующей политической системе страны организации, к тому же получающие многомиллиардные пожертвования, которые освобождены от налогообложения, находятся вне общественного контроля [9]. Общество в целом имеет слабое представление о том, куда идут эти значительные средства. Сами «мозговые центры» стремятся заявить себя защитниками общественных интересов. Однако, по оценке политических наблюдателей, это далеко не всегда так, и очень часто в деятельности «мозговых центров» присутствует серьезный конфликт интересов.

    Обычно «мозговые центры» позиционируются как «университеты без студентов». При этом подразумевается, что правила и этические нормы, которые регулируют взаимоотношения в университетском сообществе ученых, распространяются на «мозговые центры». Однако это не так. «Мозговые центры» новой волны, созданные в период после начала 1970-х годов, в большинстве своем активно вовлечены в лоббистскую деятельность и отстаивание интересов отдельных групп. Причем официально эти центры провозглашают свою нейтральность, внепартийность и т.п.

    Сегодня практически все «мозговые центры» вовлечены в так называемую «бесприбыльную журналистику», которая стала важной частью их работы. Это означает, что «мозговые центры» выступают важными бесприбыльными источниками как собственно информации, так и статей, журналистских расследований по проблемам, находящимся в центре внимания этих центров.

    Примером такой «бесприбыльной журналистики» может служить деятельность Фонда «Наследие». Через свой сайт фонд предлагает всем посетителям помощь в обсуждении и анализе «самых горячих тем» политической жизни страны. Для этого все желающие могут через Интернет связаться с ведущими экспертами фонда. Более 1б0 консервативных экспертов были специально отобраны фондом для этой работы. Для редакторов различных изданий, задача которых — заполнение своих страниц качественными новостями или аналитическими материалами, появилась возможность бесплатно получить материалы для печати. И они активно пользуются этой возможностью. Фонд поддерживает один из самых посещаемых консервативных новостных порталов «Townhall.com», который входит в пятерку самых рейтинговых новостных порталов.

    Деятельность различных групп и центров поддержки, академических научных кругов, лоббистов или журналистского сообщества в американском обществе достаточно жестко регулируется как официальными, юридическими, так и неофициальными морально-этическими нормами. «Мозговые центры» не попадают ни в одну из перечисленных категорий. Например, президент США Б. Обама после вступления в должность выпустил специальную директиву, которая должна ограничить практику «вращающихся дверей» (revolving doors), когда при смене администрации происходит массовое перемещение политиков из правительства в бизнес и лоббистские организации и наоборот. Но «мозговые центры» благодаря особенностям своего положения не являются ни формальными, зарегистрированными лоббистами,

    ни бизнесом, и в итоге они не подпадают под действие этой директивы. Поэтому в США постепенно разворачивается движение, требующее сформировать определенные рамки для деятельности «мозговых центров», которые должны иметь как законодательную, так и морально-этическую основу.

    Прежде всего, «мозговые центры» должны коллективно выработать определенный «кодекс поведения», который предотвращал бы возможность возникновения различных моральных, этических и легальных конфликтов интересов. Подобные общепринятые кодексы существуют в академической науке, журналистике, многих профессиональных сферах деятельности, где их роль достаточно велика и они являются реальным механизмом саморегулирования в этих сообществах. Например, при разработке такого кодекса должен быть дан ответ на принципиальный вопрос, какого типа обязательства может брать на себя «мозговой центр» при получении финансирования от спонсора и насколько эти обязательства должны раскрываться перед обществом? Для разработки подобных кодексов и последующего контроля за их исполнением в рамках академического сообщества, как в журналистике, так и в других профессиональных областях, в США сформированы специальные общественные институты. Предполагается, что аналогичный институт должен быть создан и сообществом профессионалов, действующих в сфере, которая организационно оформилась в виде «мозговых центров».

    В американском обществе начинают осознавать, что деятельность «мозговых центров», поскольку они занимают особую нишу в политической системе страны и пользуются существенными налоговыми привилегиями, должна регулироваться специальным законодательством, в котором среди прочего должны быть прописаны вопросы фидуциарной ответственности «мозговых центров» перед обществом.

    В настоящее время «мозговые центры» проходят в налоговой системе США как один из видов образовательных организаций. Они должны ежегодно подтверждать свой бесприбыльный статус. Это делается путем заполнения специальной «Формы 990» Службы внутренних доходов (налоговое ведомство США). Однако как среди федеральных чиновников, так и политиков растет понимание того, что «мозговые центры» не являются образовательными организациями и они не могут на этом основании освобождаться от уплаты налогов. Предлагается, чтобы при заполнении указанной формы, «мозговые центры» указывали, что они «проводят социально-политические исследования и информируют общество о полученных результатах», и что источником их финансирования являются, главным образом, благотворительные фонды. При этом необходимо, чтобы «мозговые центры» в обязательном порядке перечисляли всех своих спонсоров, так же, как это делают политические кандидаты и лоббисты.

    В средствах массовой информации сегодня существует упрощенная шкала «мозговых центров» — от крайне либеральных до консервативных. Этого недостаточно, необходимо дифференцировать «мозговые центры» по таким признакам, как поддержка и использование в своей деятельности принципов академизма, норм журналистской этики или лоббирование.

    Таким образом, современные «мозговые центры» США — это сложное общественно-политическое явление, которое нельзя оценить однозначно. Необходимо подчеркнуть, что при всей своей внутренней идеологической противоречивости независимые исследовательские центры выполняют важную общественную функцию — с одной стороны, они являются одним из сегментов американской науки и производят научную продукцию, а с другой — играют важную политическую роль, отражая различные направления социально-политической мысли. Будучи во многих случаях достаточно независимыми в проведении исследований они представляют обществу реальные альтернативы в выработке той или иной политики в каче-

    стве ответа на возникающие вызовы и проблемы. «Мозговые центры» рассматриваются политической элитой США как один из важнейших элементов политической системы страны. Их открытость, и подконтрольность другим общественным институтам должны стать нормой современной жизни американского общества.

    1. Smith J.A. The Idea Brokers. Think tanks and the rise of the new policy elite. N. Y.: The Free Press, 1993.

    2. The Political Quarterly. Vol. 79, № 4, Oct.-Dec. 2008.

    3. Think Tank Directory. Growth of the Independent Think Tank Industry in the United States. Government Research Service, Topeka, Kansas (USA), 2007 — www.thinktankdirectory.com

    4. The Think Tanks and Civil Societies Program 2008. The Global «Go-To Think Tanks». The Leading Public Policy Research Organizations in the World. Philadelphia, January 19.2009.

    5. Ahmed. M. US Think Tanks and the Politics of Expertise: Role, Value and Import. The Political Quarterly, Vol 79, № 4, Oct.-Nov. 2008.

    6. Murray Weidenbeum. The Competition of Ideas. The World of the Washington Think Tanks. Brunswich, 2009.

    7. DeMuth Ch. Think Tank Confidential. The wall Street Journal. October 11, 2007. http//: www.opinionjournal.com

    8. Goodman J. What is a Think Tank. NCPA, December 20, 2005. — http//: www.ncpa.org

    9. Snider J. H. Strengthen Think Tank Accountability. Politico. February 3, 2009. http//dyn.politico.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *